2001 3/4

Реставрация земельных комитетов Казанской губернии в период деятельности Комуча (август-сентябрь 1918 г.)

5 января 1918 года в Петрограде от­крылось Учредительное собрание— своего рода съезд сторонников раз­личных политических партий, одной из задач которого было разрешение аграрно­го вопроса в стране. Однако не имевшие существенного влияния на решения эсе­ровского по составу съезда большевики в ночь с 6 на 7 января разогнали законно из­бранное собрание, что явилось, по сути, первым актом гражданской войны в Рос­сии.

Позднее, в мае-июне 1918 года, в ходе гражданской войны ряд депутатов Учредительного собрания, опираясь на военную поддержку восставших солдат чехословацкого корпуса, организовали на захваченной территории Поволжья соб­ственное антисоветское правительство — Комитет членов Всероссийского Учреди­тельного Собрания (Комуч), с центром в городе Самаре.

Одним из первых мероприятий эсеро-меньшевистского руководства Комуча в подконтрольных ему областях, куда вхо­дили также Тетюшский, Лаишевский, Чи­стопольский, Казанский и Спасский уезды Казанской губернии, явилась рестав­рация местных самоуправлений — город­ских дум, земств и земельных комитетов. Деятельность последних была возобнов­лена приказом № 51 Самарского прави­тельства от 25 июня 1918 года1. Упразд­ненные большевиками земельные комите­ты возрождались на тех же основаниях, что и созданные летом 1917 года поста­новлением Временного правительства "Об учреждении земельных комитетов" от 21 апреля 1917 года губернские, уездные и волостные земельные комитеты. В их ком­петенцию входили вопросы разрешения на местах земельных споров и подготов­ка статистических сведений для предсто­ящей аграрной реформы.

15 августа 1918 года "наместник" Комуча в Казанской губернии В.Г.Архан­гельский предписал бывшему уполномо­ченному Главного земельного комитета в губернском комитете меньшевику К.М.Острову "немедленно принять в свое ведение дела всех земельных комитетов, привести их в порядок и представить док­лад о направлении работы"2. Через две не­дели деятельность заново организованного Казанского губернского земельного ко­митета возглавлял некто П.Н.Чирков3, ра­нее в губернском комитете не работавший.

Развитая сеть земельных комитетов, по нашим данным, была создана в Тетюшском уезде, где вначале 6 августа была учреждена комиссия по созыву уездного комитета в составе представителей город­ского самоуправления, судебного ведом­ства и уездного земства4, а позднее был назначен заведующий уездным земель­ным комитетом — А.В.Тюлеманов5. Вско­ре об организации земельных комитетов сообщили из Больше-Шемякинской (15 августа)6, Богородской (17 августа)7, Пролей-Кашинской (20 августа)8 и других во­лостей. Отметим, что первоначально во­лостные земства пытались возродить зе­мельные комитеты в прежнем составе, од­нако, ввиду отказа некоторых бывших ра­ботников от своих должностей, либо на­значались новые выборы, как, например, в Средне-Балтаевской волости9, либо эти обязанности возлагались на членов земс­кой управы.

В Лаишевском уезде приказ о восста­новлении земельного комитета "с соста­вом, как был до большевистского перево­рота" был издан 20 августа 1918 года от имени коменданта г. Лаишева Рогожина и начальника гарнизона штабс-капитана Костливцева10. В Спасском уезде ввиду от­сутствия кворума на организационном за­седании уездного земельного комитета на должности председателя и членов коми­тета тоже были временно назначены быв­шие специалисты11'.

Упомянутый приказ № 51 вменял в обязанность земельных комитетов "при­нять к точному и неуклонному исполне­нию первые десять пунктов "Основного закона" о земле, принятого Учредитель­ным собранием 5 января 1918 г."12. Закон этот, отменявший частную собственность на землю, не внес каких-либо существен­ных изменений в жизнь крестьянства, по существу лишь закрепив давно сложивше­еся положение дел. Чуть позже правительство Комуча еще раз - в Декларации от 24 июля 1918 года - подтвердило, что "зем­ля бесповоротно перешла в народное дос­тояние и никаких попыток к возврату ее в руки помещиков Комитет не допустит"13. Вместе с тем Самарское правительство, считая большевистскую аграрную поли­тику несправедливой, оставляло за быв­шими землевладельцами право на снятие урожая озимых культур с посевов, произ­веденных осенью 1917 года. Так называе­мый "Закон о посевах" разрешение спо­ров по данному вопросу, а также прове­дение в жизнь своих установок возлагал на уездные земельные комитеты, а опре­деление убытков посевщиков — на воло­стные земства14. Кроме того, за помещи­ками закреплялись и права на трудовую норму земли и рабочий инвентарь, но в ко­личестве и на основаниях, что и в кресть­янских хозяйствах.

Впрочем, воспользовалась этим за­коном лишь часть бывших земельных соб­ственников. Так, Сюкеевской волостной земельной управой Тетюшского уезда 26 августа помещице Е.В.Молоствовой из ее экономии при деревне Долгой Поляне были выданы не находившиеся на руках сеялка, веялка и другой инвентарь "для сельскохозяйственных надобностей"15. В большинстве своем помещики отказа­лись от предоставленных прав, требуя воз­врата своей земли и всего хозяйства. Об этом доносилось в уездные земельные ко­митеты из многих волостей Казанской гу­бернии. Так, по воспоминаниям крестьян с. Боткина Спасского уезда в августе 1918 года "неизвестно откуда явился местный помещик, не бывший [в деревне] уже де­сятки лет, и требовал отвести ему 200-300 дес[ятин] земли", которую он несколько лет тому назад продал тем же крестья­нам16. 31 августа Чистопольской уездной земельной управой было получено из МВД правительства Комуча предписание "бороться с такими явлениями самыми энергичными способами, являющихся с такими требованиями арестовывать", которое управа разослала для руководства во все волостные комитеты17. В это время даже казанская меньшевистская газета "Рабочее дело" заявляла о серьезной опас­ности делу демократии "со стороны реак­ционного союза помещиков и большей ча­сти буржуазии, имеющего поддержку в некоторых незначительных верхах офи­церства"18.

Действительно, располагая реальной силой, земельные комитеты нередко встречали противодействие крупных зем­левладельцев, поддерживаемых военщи­ной. Так, 29 августа 1918 года Спасский уездный земельный комитет настоятель­но просил начальника гарнизона г. Спасска дать наказ командируемым в уезд от­рядам не вмешиваться в разрешение зе­мельных вопросов волостными комитета­ми19. Комитеты оказались между двух ог­ней, с одной стороны, перед необходимо­стью исполнять предписания сверху, с другой — сталкивались на местах с реаль­ной военной силой. Из-за этого даже "За­кон о посевах" вызывал определенные проблемы в деятельности волостных ко­митетов, как в случае с Больше-Фроловским земельным комитетом Тетюшского уезда, вынужденного подробно запраши­вать в уездном комитете, "кому будет при­надлежать сжатая в нынешнем году рожь — землевладелице Горемыкиной или пе­рейдет в распоряжение волостного коми­тета"20.

Трудности в работу земельных коми­тетов привносили и некоторые крестьян­ские общества, которые пользуясь поли­тической неразберихой и безвластием в уездах, возобновили борьбу за обладание спорными земельными участками. Так, Болыпе-Шемякинский волостной земель­ный комитет убеждал Алабердинское и Болыпе-Турминское общества миром за­кончить тяжбу по поводу пашни паровой земли из бывшей экономии Ашмарина21. Увещевания редко достигали цели. Спас­ский уездный комитет, отмечая, что "в некоторых селениях уезда крестьяне, дви­жимые захватническими целями, развиты­ми большевиками, отбирают у соседних слабых селений, у хуторян и отрубников земли [...], а потому в некоторых случаях, к сожалению, придется принимать реаль­ные меры к обузданию хищников", про­сил начальника гарнизона предоставить в случае надобности в распоряжение зе­мельных управ воинские команды22.

В остальном земельные комитеты продолжили начатую большевистскими Советами текущую работу: занимались охраной лесов, наблюдением за засевом пустующих пахотных земель, распределе­нием среди нуждающихся дровяного топ­лива, строительного леса23 и другими воп­росами.

Таким образом, реставрированные и вовлеченные в августе-сентябре 1918 года в противоборство демократических слоев сторонников Комуча и консервативных офицерско-помещичьих кругов, земель­ные комитеты Казанской губернии, с тру­дом действовавшие в условиях политичес­кой нестабильности, оставались на сторо­не интересов крестьянства. В целом они работали в духе местного самоуправления периода Временного правительства.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Возрождение.-Симбирск, 1918.-12 июля.

2. Новое Казанское слово.-Казань,1918.-18 августа.

3. Народная жизнь.- Казань, 1918.-3 сентября.

4. Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ). Ф. Р-210. Оп.1. Д. 12. Л.27.

5. Там же. Л.29.

6. Там же. Ф. Р-182. Оп.1. Д.5а. Л.63.

7. Там же. Ф. Р-180. Оп.1. Д. 1. Л. 105.

8. Там же. Ф. Р-1374. Оп.1.доп. Д.5а. Л.78 об.

9. Там же. Ф. Р-2225. Оп.1. Д.9. Л.65.

10. Там же. Ф. Р-1303. Оп.1. Д.4. Л.412.

11. Там же. Ф. Р-2673. Оп.1. Д.2. Л.58.

12. Там же. Ф. Р-210. Оп.1. Д.12. Л.10.

13. Государственный архив Самарской области (ГАСО). Ф.4142. Оп.1. Д.1. Л.1.

14. НА РТ. Ф. Р-181. Оп.1. Д.10. Л.59.

15. Там же. Л.61.

16. Борьба за Казань. Сборник материалов о чехо-учредиловской интервенции в 1918 г.-Ка-зань,1924.-Ч.1.-С137.

17. НА РТ. Ф.Р-2036. Оп.1. Д.1. Л.127.

18. Рабочее дело. -Казань,1918.-21 августа.

19. НА РТ. Ф.Р-7359. Оп.1. Д. 1. Л. 117.

20. Там же. Ф.Р-183. Оп.1. Д.17. Л.86.

21. Там же. Ф.Р-182. Оп.1. Д. 18. Л.347.

22. Там же. Ф.Р-7359. Оп.1. Д. 1. Л. 117 об.

23. Там же. Ф.Р-181. Оп.1. Д.10. Л.69.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ членов Земельного Комитета Спасского уезда

23 августа 1918 г.

Присутствовали: председатель земской управы С.А.Чичирин, гласный земского собрания А.Ф.Фролов, от городской управы А.И.Попцов, от агрономической организации агрономы: Н.М.Фо­фанов и А.Г.Соколов, представители от волостей: Юхмачинской — П.П.Майоров, Алькеевской — Ф.Хамидуллин, Сихторминской — Казанков, Щербетской — К.П.Журавлев, Юрткульской — К.А.Мартынов и Матвееской — А.П.Бутлаев.

1. О выборе председателя и членов земельной управы.

Ввиду того, что вызываемые на сие число члены комитета при­были только в числе 9 человек (из ожидаемых 23), собрание состо­яться не может.

По частному совещанию между собою о назначении председа­теля и членов управы пришли к заключению. Ввиду спешной работы в земельной управе просить временно, до созыва следующего собра­ния, занять должности: председателя управы — Н.М.Фофанова и членов Ф.Хамидуллина и А.Г.Соколова, как работавших в земель­ном комитете до октябрьского 1917 года переворота.

Вышепоименованных лиц, просить коменданта г. Спасска, в должностях утвердить, так как собрание в таком малом числе счи­тать себя правомочным для выборов не может.

Гражданами Н.М.Фофановым, Ф.Хамидуллиным и А.Г.Соко­ловым предложение принято.

Подлинно за надлежащими подписями:

Секретарь подпись.

 

НА РТ. Ф.Р-2673. Оп.1. Д.2. Л.58.

 

Публикацию подготовил

Айваз Диндаров

аспирант КГУ