2002 1/2

Юнги из поколения патриотов

Среди множества событий минувшего столетия всегда особое место будет занимать победа советского народа в Великой Отечественной войне, 1941-1945 годов. Она стала вершиной народной любви к Родине и всеобщего патриотизма. Побудительной силой для этого было новое состояние человека - социальное, психологическое и нравственное.

К великому поколению патриотов я отношу и плеяду юнг Северного флота, окончивших Соловецкую морскую школу, где они старательно готовили себя к схватке с фашистами, так же, как и их сверстники в тылу врага. В тяжкое для Родины время не могли ребята усидеть дома, устремились на фронт на товарняках, автомашинах, другие беспрерывно штурмовали военкоматы. Чтобы придать этому патриотическому движению организованный характер, по инициативе ЦК ВЛКСМ и по приказу наркома ВМФ от 25 мая 1942 года на Соловецких островах была создана школа юнг. Это была, пожалуй, единственная возможность для несовершеннолетних попасть на фронт.

И начался отбор ребят в юнги. Состоялось бюро Татарского обкома комсомола, принявшее постановление "О наборе комсомольцев в школу юнг ВМФ".

Для зачисления в школу требовалось крепкое здоровье, отличная характеристика и обязательное согласие родителей. Отцов дома не было. Они воевали. С матерями же договориться стоило огромных сил, ухищрений. Иные уезжали тайком, известив родных письмом с дороги.

В июле 1942 года от казанской пристани отошел пароход, на борту которого находилось более ста юнцов. Проводы были грустными: слезы матерей, родных, которым теперь оставалось только ждать писем. А мальчишки уже представили себя юнгами, мечтали о дальних походах, штормах.

Еще бы! От слова "юнга" веет солоноватым ветром моря, романтикой странствий. На флотском языке смысл его гораздо прозаичнее. Оно означает - подросток, готовящийся стать моряком. Вместе с бывалыми матросами юнга осваивает морское дело, преодолевает все тяготы походной жизни, готовится пойти навстречу любым опасностям.

На военно-морском флоте юнги существовали всегда, хотя это были юноши-одиночки. Многие видные флотоводцы России начинали свой путь с этого скромного звания. Прошли его и адмиралы И. С. Юмашев, Н. Е. Басистый, Г. И. Левченко, В. П. Алексеев. Конечно же, какой подросток не мечтает стать адмиралом!

А сейчас путь мальчишек к мечте лежал по Волге, Беломоро-Балтийскому каналу и Белому морю на Соловецкие острова. Многие стойко перенесли первое морское испытание. Но были и такие, кому небольшой шторм поубавил энтузиазма. Их спас радостный крик наблюдателя:

-Земля!...

Это и были Соловецкие острова. Но и на берегу будущим юнгам пришлось туго. В условиях сурового края под открытым небом им пришлось строить свою школу: рыли котлованы для землянок, учебных классов, клуба, столовой... А почва там каменистая, в нее вгрызались ломами, лопатами. Валили лес, корчевали пни, ворочали камни-валуны. Над головами то и дело появлялись вражеские самолеты. Юнги, как полноправные бойцы истребительного отряда, открывали огонь, прочесывали лес в поисках диверсантов, несли охрану военных объектов. Несмотря на немалые трудности, никто не хныкал, не просил скидки: у мальчишек уже ковался морской характер.

К концу сентября землянки-кубрики, столовая, клуб, учебные классы были построены, началась долгожданная учеба.

А в канун 25-й годовщины Великого Октября в свои неполные 16 лет юнги приняли военную присягу. Они дали клятву отдать все силы, если надо и жизнь, за свободу и независимость Родины.

В ту пору появились стихи поэта Л. Варамеева:

Соловецкие юнги, наши мальчишки юные,

Ваши плечи, по-детски худые и узкие,

Заслонили просторы родной нам России.

Будьте же вечно героями! Будьте же вечно живыми!

Вот так, уже не одиночки, а около полутора тысяч юнг стали готовиться, чтобы пополнить ряды моряков Военно-Морского Флота страны. Они старательно осваивали премудрости морского дела, учились ходить на шлюпках на веслах и под парусами, тем более, что часто сам командир школы капитан I ранга Н. Ю. Авраамов садился за руль. Но больше всего внимания уделяли изучению боевых специальностей. А стимулом для старания было право, установленное командованием: отличники после окончания школы сами могли выбрать место своей службы. И уже летом 1943 года многие воспользовались им - отправились на Балтику, Черноморский флот и, конечно, Северный флот, где шли жаркие бои с противником. Тем временем построенные ими кубрики занимали ребята второго набора...

За три учебных года Соловецкую школу юнг окончили около четырех с половиной тысяч подростков, ставшие настоящими военными специалистами: боцманами, рулевыми, мотористами, электриками... Они заменили павших в боях и ушедших на сухопутный фронт старших товарищей. Почти всем юнгам пришлось участвовать в боях, повсюду они дрались без страха, умело, даже в самых тяжелых ситуациях не оставляли свои боевые посты. На кораблях их уважали и любили за верность, мужество и храбрость. Среди них не было трусов, они умирали на боевом посту и побеждали. В эти годы страна узнала о подвиге юнги Саши Ковалева, спасшего корабль ценой своей жизни, о Владимире Моисееве, которому за мужество и героизм было присвоено высокое звание Героя Советского Союза... Немало боевых подвигов и на счету уроженцев нашей республики.

К сожалению, после войны почти три десятилетия мало кто вспоминал о юнгах. Толчком к началу их поиска явился известный кинофильм "Юнга Северного флота", появившийся в канун 30-летия Великой Победы. И только после этого начали создаваться советы ветеранов-юнг, музеи боевой славы. Появилась секция совета ветеранов соловецких юнг и в Казани на базе средней школы № 94.

ОТРЯД ИМЕНИ САШИ КОВАЛЕВА

Однажды в четвертом "В" классе Казанской средней школы № 94 заговорили о присвоении их отряду имени одного из юных героев Великой Отечественной войны.

- Давайте этот вопрос обсудим, послетого, как вы прочитаете вот эти книги о наших героях, - предложила учительница К. В. Маевская.

И вот ребята собрались вновь. Один за другим выходили к столу пионеры и читали рассказы об избранных ими героях войны, которые бесстрашно защищали Родину и родных. В классе будто запахло порохом, послышался гул сражений...

- Неужели они ничего не боялись? - спросила одна из девочек.

- Наверное, боялись. Но ведь им нужно было выполнить задание, - ответила другая.

- Правильно, — согласилась учительница. - Страх возникает у каждого, когда идешь на опасное задание. Но юные герои очень любили свою Родину, свой народ, своих родных и ненавидели фашистов. И они смело выполняли задание. Это и называется подвигом. Давайте решим, чье имя должен носить отряд.

- Юнги Северного флота Саши Ковалева! - предложил Алексей Колпаков.

Оказывается, и другим эта кандидатура понравилась больше всех. Но пионерскому отряду еще предстояло завоевать право носить имя юнги. На следующий же день ребята написали письмо в Североморск. Скоро пришел ответ:

"Здравствуйте, дорогие ребята! Пишут вам краеведы Дома пионеров города Североморска. Так как мы получаем много писем, мы размножили рассказ о Саше Ковалеве, и один экземпляр посылаем вам. Пишите нам о своих поисковых делах. Наверное, бывшие юнги живут и в вашем городе. Найдите их, организуйте встречу с ними.

Краеведы Североморска. 12 декабря 1974 года".

Листовка называлась "Морской орленок". Ее вывесили на видном месте, чтобы все прочитали. Текст занесли в отрядный альбом: "Родился Саша Ковалев 4 января 1927 года в Москве. Отец - инженер, мать - врач. Школу юнг ВМФ окончил с отличием по специальности моториста, и ему было предоставлено как отличнику право выбора действующего флота. Саша попросился на Северный. Боевое крещение получил в ночь с 6 на 7 апреля 1944 года. Два наших торпедных катера встретили в море конвой противника, атаковали его и потопили два крупных транспорта. Вражеские корабли охранения открыли сильный артиллерийский огонь. Как писала газета "Краснофлотец", один из самых молодых бойцов Саша Ковалев, стоя рядом с командиром, докладывал ему о направлении трасс артогня и падения снарядов, о других событиях. За мужество и отвагу Саша Ковалев был награжден орденом Красной Звезды. После боя Саша написал письмо родным: "Здравствуйте, дорогие мои! Спешу сообщить, что жив и здоров. Счастлив я, что моя мечта - отомстить за страдания, за все, что причинила нам война - сбылась. Подробно писать не могу, но скажу, что фрицам здорово досталось. Как живете, я приблизительно знаю после встречи с отцом. Получили ли карточку, где я сфотографировался вместе с ним? Как моя дорогая сестренка? Как ее учеба? Сейчас как никогда хотелось бы получить от вас письмо. Целую вас всех крепко, крепко. Ваш Шурик. 8.04.44".

Это было последнее письмо от Саши. Через два дня катер Ковалева снова вышел в море с задачей высадить наших разведчиков на вражеский берег. Эта операция была успешно выполнена. А на груди у юнги появилась вторая награда - медаль Ушакова.

Следующая операция была сложнее. Два торпедных катера под командованием старшего лейтенанта Анатолия Кисова 8 мая 1944 года вышли на перехват вражеского конвоя. Советские моряки потопили два транспорта, но сильное повреждение получил второй катер ТК-217. Катер А. Кисова подошел к нему под сильным огнем кораблей охранения немцев и, сняв его экипаж, стал уходить. Фашистские сторожевики преследовали одинокий катер, ведя огонь из пушек и пулеметов. Вдруг сильный взрыв потряс судно. Сашу отбросило в угол, он потерял сознание. Когда пришел в себя, увидел, что старшина мотористов убит, вскочил на ноги. Вдруг обожгло руку - это из пробоины выхлопного коллектора хлестала струя горячей воды. Что же делать? Уйдет вода - и мотор может взорваться! Катер станет беспомощной мишенью врага. Погибнут все. Нет, нельзя допустить этого! Он грудью лег на пробоину..."

С того дня Клара Васильевна Маевская стала организатором патриотического воспитания учащихся и поиска ветеранов-юнг. Начинание горячо поддержал директор школы И. М. Найшуллер, участник Сталинградской битвы. Судьба самой учительницы оказалась в чем-то схожей с судьбой юнг. Когда началась война, она, только что окончившая 9 классов, пошла работать на завод, где доверили ей и ее сверстницам упаковку снарядов. Девушки решились быстрее и лучше выполнить заказы фронта. Когда летом 1942 года объявили комсомольский набор в армию, Клара одной из первых записалась добровольцем.

"Попрощалась с мамой, со слезами оставшейся одной, - вспоминает Клара Васильевна. Приехали в Подольск, одели военную форму: кирзовые сапоги, гимнастерки, юбки. Начались строевые занятия, изучение оружия, стрельбы. Приняли военную присягу..."

Так семнадцатилетняя Клара стала прожектористом и была направлена на позиции в районе с. Кленовы. Здесь девушки охраняли небо Москвы. Вернувшись домой в 1945 году, работала на заводе, окончила пединститут.

С ребятами она обошла все военкоматы города, теребила "Горсправку", ходила по адресам, месила грязь в районах новостроек, писала во все концы республики.

Первым ребята нашли адрес Ибрагима Валиуллина и поспешили к нему домой. Первый раз не застали дома, пошли снова. Теперь им повезло. Они долго беседовали с бывшим юнгой, дотошно расспрашивали о его боевых делах. Но больше всего ребята восхитились макетом отлично сделанного торпедного катера.

Николай Петрович Усов, бывший тихоокеанец, с улыбкой рассказал мне, как познакомился с пионерами 94-й школы.

- Однажды только вернулся домой из командировки, звонят. Открываю дверь, а там, на лестничной площадке, десятка два ребят в красных галстуках. И учительница с ними. Удивился, спрашиваю: "Вам кого?"

- Здравствуйте! Вы - бывший юнга Николай Петрович Усов? - Смотрят с такой надеждой, что невольно волнение меня охватило.

- Да, я был юнгой, - говорю. – Учился на Соловецких...

Они не дали мне договорить, закричали хором: "Ура! Еще одного юнгу нашли!"

Пригласил их в квартиру, кое-как рассадил, и сразу же ребята взяли меня в оборот: есть ли фотографии, документы тех лет, кого из юнг знаю, с кем переписываюсь... Так они взяли меня в "плен", с тех пор не расстаюсь с ними.

Не менее волнующей вышла встреча ребят с другим ветераном-юнгой В. 3. Байкиным. Его самого дома не было, а когда вернулся, ребята многое уже узнали о нем из рассказов супруги ветерана, Наили Фаизхановны.

Затем разыскали Юрия Городецкого, Василия Казарина, Владимира Симонова, Марса Валидова, Михаила Зинченко и других.

Ребята очень волновались, готовя первую встречу с ветеранами-юнгами. Я хорошо помню ее, она состоялась в канун 30-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне. У дверей школы и в коридоре был построен почетный караул. Бывшие юнги не скрывали слез радости, крепко обнимали друг друга, а воспоминаниям не было конца. Каждому ветерану еще на улице вручали цветы, затем гурьбой сопровождали до зала.

Вниманию гостей предложили концерт школьной художественной самодеятельности. Ребята лихо сплясали "Яблочко", исполнили любимые песни моряков: "Варяг", "Вечер на рейде", "Скалистые горы". Ветераны поддержали ребят, вспомнив свою юность. Каждый из них коротко рассказал о своем боевом пути: где служил, в каких сражениях участвовал.

Потом начался урок мира и мужества. Ветераны-юнги разошлись по классам, чтобы рассказать о войне, мужестве юных моряков...

Борис Жарков оказался в 6 "А" классе.

- Я избрал местом своей службы Балтийский флот, воевал в составе экипажа морского охотника МО-203, - начал свой рассказ Борис Игнатьевич. - Наши катера долгое время несли дозорную службу между Кронштадтом и островом Сескар, где происходили лишь мелкие стычки. В начале 1944 года перевели меня на катер МО-124, получившего потом звание гвардейского. Однажды надо было выявить огневые точки врага на острове Бьерк. Там размещались мощные береговые батареи, которые своим огнем перекрывали северный фарватер. Подойдя к острову, наши катера, растянулись в кильватерный строй и открыли огонь из своих пушек. Фашисты молчат. Тогда еще раз прошлись вдоль берегов, усиливая обстрел. Тут у затаившихся гитлеровцев не выдержали нервы. Сначала заговорила одна батарея, затем вторая, третья, раскрывая свои координаты. Этого-то нам и надо было. Мы засекли их месторасположение и повернули назад. А на рассвете у острова появились наши канонерские лодки с мощными орудиями и совместно с авиацией подвергли его бомбардировке. Все побережье было перепахано тяжелыми снарядами и авиабомбами. Следом был высажен десант морской пехоты, который довершил разгром вражеского гарнизона...

Борис Жарков, а ему было тогда без малого 17 лет, вел корабль строго по заданному курсу и не дрогнул под огнем немецких дальнобойных орудий.

- Спустя некоторое время, - продолжал он, - мы находились на дозоре в тени острова Сескар. Вдруг всплывает немецкая подводная лодка. Командир лейтенант Дежкин приказал срочно запустить моторы, и мы ринулись на лодку, чтобы протаранить ее. Но не успели - лодка ушла в глубину. Следом ушли наши глубинные бомбы, к нам присоединился и катер старшего лейтенанта Авилкина. Дежурили до утра и все-таки потопили лодку...

В соседнем 8 "А" классе тоже шел урок мира и мужества. Здесь перед учащимися выступал бывший спортсмен, спортивный судья Юрий Городецкий. Памятным для него было участие в беспримерном воздушном десанте в августе 1945 года (из Владивостока в Порт-Артур и Дальний), когда впервые на такое дальнее расстояние было переброшено целое воинское подразделение. Десантники захватили там плацдарм и удержали его до подхода наших войск.

- Наша группа должна высадиться в акватории порта Дальний и на резиновых лодках добраться до причалов с боем. Атаковать предстояло с ходу. Другая группа направлялась в Порт-Артур...

Под нами было Японское море, затем мы пересекли Корейский полуостров, Желтое море. Всего более тысячи километров. Мы еще не знали, что наши войска уже подходят к названным городам. Наша задача - не допустить эвакуацию японских войск через Дальний и Порт-Артур, не дать увести суда, взрывать портовые сооружения...

Самолеты один за другим садятся и десантники, спустив лодки, быстро направляются к берегу. На расстоянии двух-трех кабельтовых, враг открыл огонь из пулеметов и пушек. Пули засвистели и над нашими головами. Вскрикнув, упал сосед. Мы ведем встречный огонь из пулеметов, автоматов. Все же нам удается приблизиться к причалам: карабкаемся наверх, атакуем противника уже гранатами, минометами, иначе не разрушить доты, дзоты... Стоит сплошной гул от взрывов. Страха нет, разгоряченные боем, мы медленно идем вперед. Уже потеряли счет времени: оказывается, начинаются сумерки. Враг отступил в городские кварталы, мы занимаем круговую оборону.

Утро принесло радостную весть: Порт-Артур тоже наш! А фотография матросов на Золотой горе с нашим военно-морским флагом обошла все газеты мира!

Вдруг боевая тревога: приближается американский крейсер и несколько эсминцев. Эсминцы остались на рейде, крейсер подошел к причалу. С корабля спустились несколько офицеров, их встретили наши командиры. Несколько минут переговоров, и на берег высыпали матросы в белых беретах. Обстановка разрядилась.

- Ол райт, рашен! - хлопали союзники по нашим спинам, показывали большой палец и угощали нас сигаретами.

Американцы, видимо, никак не ожидали увидеть здесь невесть откуда появившихся советских моряков, развивающийся военно-морской флаг над комендатурой. И шумным радушием, улыбкой пытались скрыть свою досаду. В полдень снялись с якорей и направились в море...

А перед собравшимися в малом зале девятиклассниками вместе с учительницей появился коренастый мужчина с пышными усами. Это был заведующий кафедрой сельхозинститута Михаил Зинченко. В свое время он был заправским минером, даже получил в награду часы от маршала Толбухина... Ребята были уже заинтригованы вступительным словом учительницы.

- А как это случилось? - уже задали вопросы.

- Очень просто, - начал Михаил Леонтьевич, освобождены приморские города Болгарии. А прибрежные воды, как суп с клецками, штормы пригоняли все новые и новые мины. Фашистов прогнали, а смертоносные шары остались. На них подрывались корабли. К тому же недалеко оказался Дом отдыха раненых офицеров, а на волнах качаются две рогатые мины. Ну, поручили мне с моим напарником Михаилом Синявским их уничтожить. А как? Волна большая, на шлюпке не подойдешь, налетишь на "рога".

- Придется, мой друг, добираться вплавь, - говорю. - Согласен?

- Конечно, согласен! Подрывные патроны. Шнур бикфордов, спички — в бескозырку, и в путь.

- Я беру правую, а ты - левую мину, - говорю Мише. - Ты укороти шнур: твоя мина должна взорваться на минуту раньше. Если одновременно - все стекла окон вылетят.

С трудом подвесили мы подрывные патроны, подожгли шнуры, и к берегу, как стометровку преодолевали. Едва успели спрятаться за укрытие, как рвануло, все стекла в домах вылетели: одновременно вздыбились два огромных черно-серых фонтана воды.

- Что же ты? - упрекнул я друга.

- Долго не мог накинуть патрон на рога, много времени потратил. Вижу, ты уже отплываешь, не успел срезать шнур...

Ну вот! Не успели одеться, как к нам явился запыхавшийся от бега офицер в сопровождении двух солдат с автоматами.

- Кто здесь старший? - сердито кричит.

- Я, товарищ подполковник, главстаршина Зинченко!

- Маршал Советского Союза Толбухин здесь отдыхает. Объявляет вам по десять суток ареста!

- Есть десять суток ареста! - отвечаем. - Извините, за что?

- Сами не поняли? Все стекла от взрыва в Доме отдыха вылетели. Чуть не поранило маршала, который сидел у окна...

- Так ведь мы предупредили, чтоб открыли все окна!

- Доложите своему начальству о наказании!

Что делать, доложили обо всем командиру базы Герою Советского Союза капитану I ранга Рыбакову. Он пообещал разобраться. Через несколько дней он пригласил нас к себе и, ничего не объясняя, мне вручил наручные часы от маршала, Синявскому объявил десять дней отпуска...

- Хорошо бы, чтобы это было последнее эхо войны, - мечтательно сказал мой друг Михаил...

- Вот все, мои друзья, на первый раз... В тот день в школе обычный порядок был нарушен, во всех классах вместе с учительницей беседовали с учащимися ветераны-юнги. В 6 "Г" выступал мой друг Володя Симонов, с которым мы ходили вместе в Америку получать корабли по ленд-лизу, воевали против японцев, сопровождали десантные суда в Порт-Артур, на три года оставались служить там... Отличный корабельный электрик, он не умел рассказывать. Отвечал на вопросы.

Так началась дружба ветеранов-юнг с пионерами отряда имени юнги Саши Ковалева и знакомство с учащимися всех других классов. Постепенно фонд музея боевой славы пополнялся новыми документами, фотографиями, личными вещами, боевыми реликвиями.

В отрядном журнале появилась очередная запись: "К маю 1975 года мы разыскали 35 бывших юнг. В канун праздника Дня Победы пришли в школу 28 человек. Это была волнующая встреча. Мы, пионеры, сделали все, чтобы наши друзья чувствовали себя у нас как дома". Почетными пионерами стали все выступавшие на уроках мужества, а также Ю. М. Андромонов, Ю. И. Анкудинов, А. М. Балабанов, А. И. Ваганов, М. А. Валидов, Анатолий Харитонов, Джавит Кутдусов, Герман Евсеев, Станислав Аверьянов, Равиль Гильфанов и др.

Вот еще одна запись в журнале: "Встреча с комиссаром школы юнг Северного флота С. С. Шаховым. В сентябре 1985 года была удивительная встреча нашего отряда с юнгами-ветеранами, с комиссаром школы юнг Сергей Сергеевичем Шаховым. Он рассказал о Саше Ковалеве, о жизни юнг страны, их боевых и будничных делах. Назвав нас ковалевцами, призвал нас быть достойными этого имени. Затем подарил свой портрет с автографом, книгу о боевых действиях катерников Северного флота в годы войны. А ветеранам-юнгам вручил медали "Юнги - ветераны Великой Отечественной войны".

- Я очень рад, - сказал Сергей Сергеевич, - что в стране появился еще один отряд имени героя-юнги. Спасибо вам и за то, что проделали огромную поисковую работу, собрали здесь бывших юнг, наших юных защитников Отечества, ставших ныне инженерами, учителями, конструкторами, строителями. Это большое счастье -вот так собраться спустя столько десятилетий после жестокой войны. Многие из них пали в бою смертью храбрых, не успев стать взрослыми...

Сергей Сергеевич передохнул, взял со стола небольшую коробочку, бережно открыл ее.

- Это священная земля соловецкая, где учились юнги. Храните ее в вашем музее, пусть она напоминает вам о подвиге мальчишек сороковых годов. Среди юнг школы Северного флота не было не только двоечников, но и троечников. Большинство из них сдали выпускные экзамены только на "отлично". Берите с них пример! И, прежде всего, с Саши Ковалева. Их имена можно поставить рядом с именами героев Краснодона и Зои Космодемьянской...

Шли годы, остались позади пятый, шестой, седьмой классы, ребята шагнули в восьмой и передали эстафету ребятам 4-го "А" во главе с учительницей Г. С. Колосовой. Взволнованы восьмиклассники, ведь трудно расставаться с полюбившимся делом, которому отдано много сил и частицы сердца. Ветераны-юнги Б. Жарков, Р. Васильев вносят отрядное знамя. Теперь уже старшеклассники с волнением снимают с себя синие матросские воротнички, бескозырки с ленточками, на которых выведены золотыми буквами гордые слова "Военно-Морской Флот". После напутственных слов все эти морские атрибуты вручаются четвероклассникам.

Спустя десять лет, летом 1985 года, мы с Кларой Васильевной вновь собрали пионеров-зачинателей Ковалевского движения. Пришли более двух десяткой юношей и девушек. Мы не узнаем ребят, они повзрослели, возмужали. Жанна Еникеева заканчивала инженерный факультет КХТИ, Светлана Логинова станет экономистом, Лилия Иванова - инженером-строителем, Владимир Черевин, скрипач, бывший организатор школьной художественной самодеятельности, заканчивает химический факультет; Андрей Логашин, Адель Акчурин, Валерий Мустафин - физический факультет КГУ, Алексей Колпаков учился в биологическом. Многие уже замужем, женаты. Когда улеглись первые волнения, кто-то сказал:

- Давайте сначала споем наши любимые песни! Начнем с "Прощайте, скалистые горы"...

На сбор во Дворце культуры не смог прийти бывший пионерский барабанщик Марсель Нурутдинов - он служил на Тихоокеанском флоте; Лена Патрикеева после окончания Речного техникума уехала в Ригу, поближе к морю. Она работает в порту.

Еще раньше, в 1982 году в жизни школы произошли важные события: учащиеся "А" класса во главе с учительницей Г. С. Колосовой побывали на Соловецких островах, привезли гору впечатлений, фотоснимки. Свои впечатления выразили на страницах газеты "Рыбак Севера": "Мы, члены группы "Поиск". И наша мечта осуществилась, мы вступили на землю Соловецких островов и словно бы окунулись в ту атмосферу, которая окружала юных моряков. Эта северная поездка надолго запомнится нам. Большое спасибо мы говорим тем, кто радушно принял нас на архангельской земле. Члены группы "Поиск".

Вернувшись домой, они торжественно проводили на Соловецкие острова большую группу своих старших друзей-ветеранов юнг, которые впервые уезжали на встречу со своей боевой юностью. Организовал эту встречу ЦК ВЛКСМ, посвятив 40-летию создания этого уникального заведения. На остров ребят доставил, как и в первый раз, старенький пароход "Буковина". "Так, туманным утром юнги вернулись на свой остров юности", - писали тогда газеты. И вот они, бывшие юнги, вновь стоят под стенами Соловецкого кремля в строю, как много лет назад. Время не пощадило их, посеребрели их волосы, взбороздило лица морщинами. Это - оставшиеся в живых, чтобы вспомнить павших.

И седой ветеран-юнга четким строевым шагнул на встречу высокому, такому же седому капитану I ранга:

- Товарищ комиссар школы юнг Северного флота! Ветераны-юнги, прибывшие на встречу, построены!

- Здравствуйте, юнги!

Как и в юности, над площадью прозвучало дружное: "Здравствуйте, капитан первого ранга!"

А Сергей Сергеевич Шахов с радостным волнением глядел на своих бывших воспитанников. Здесь были посланцы всех городов страны, откуда они призывались. Неужто это те самые сорванцы, которые стояли в строю в далеком 1942 году? Но он уже знал о каждом из них, кто и кем работает, заранее радуясь тому, что ^слышит, скомандовал:

- Начать перекличку юнг!

Первым по списку седой старшина назвал имя героя-юнги, моториста Саши Ковалева.

- Юнга Саша Ковалев пал в бою с немецко-фашистскими захватчиками, - четко произнес правофланговый.

- Валентин Пикуль? Автор книги "Мальчики с бантиками".

- Есть!

- Марс Валидов?

- Есть юнга Валидов, кандидат технических наук, лауреат Государственной премии!

- Юнга Ибрагим Валиуллин?

- Есть юнга Валиуллин, ведущий инженер казанского предприятия!

- Юнга Равиль Гильфанов?

- Есть юнга Гильфанов, главный инженер казанского завода, лауреат Государственной премии!

- Юнга Михаил Зинченко?

- Есть юнга Зинченко, зав. кафедрой сельскохозяйственного института!

- Юнга Харитонов? :

- Есть юнга Харитонов, инженер завода!

- Юнга Валентин Крючков?

- Есть юнга Крючков, ведущий инженер завода!

- Юнга Джавит Кутдусов?

- Есть юнга Кутдусов, профессор института культуры!

- Юнга Виль Байкин?

- Есть юнга Байкин, председатель совета ветеранов-юнг казанской группы!

Перекликаясь с шумом морских долго звучали голоса бывших юнг, названия городов, профессий, должностей...

Затем строй обошел адмирал флота Н. Д. Сергеев, рядом шли адмирал В. М. Гришанов, контр-адмирал А. О.Шабалин, прославленный катерник...

- Вольно!..

И строй распался, ветераны-юнги ступили комиссара, адмиралов. Всюду слышалось: "А помнишь?"

А С. С. Шахов, бывший подводник, награжденный еще до войны за особые заслуги орденом Ленина, дважды побывал гостях у казанских юнг, встречался с учащимися школы № 94.

Так пролетели годы. Из 360 ребят из Татарстана, окончивших Соловецкую школу юнг Северного флота, школьникам удалось разыскать 87 человек. Остальные погибли в боях с фашизмом или пропали без вести. Но все вернувшиеся домой стремились бывать на наших встречах в 94-й школе в дни праздников, чтобы пообщаться с боевыми друзьями и учащимися, учителями. А встреч этих за четверть с лишним века было много: в дни первомайских праздников, дни великих побед, октябрьских торжеств, дни защитников Родины.

Конечно, не всем удавалось каждый раз бывать в эти дни в школе из-за занятости на работе, болезней. Но все юнги-ветераны получали поздравительные открытки, написанные детскими почерками. А те, кто приезжал, сразу же оказывался в теплой, дружеской атмосфере гостеприимства. В классах и актовом зале бывало полно детей. Каждый раз перед ветеранами выступали участники художественной самодеятельности. Часто торжества проходили не только в школьном актовом зале, но и в соседнем Дворце культуры.

Особой праздничностью отличались дни Военно-Морского Флота. Уже в восемь часов утра на предоставленных руководством речного флота катерах или теплоходах выходили в Куйбышевское море для совершения обряда возложения венков в честь павших героев-юнг. Затем проводились торжественные обеды на берегу Волги, часто на даче председателя Совета ветеранов-юнг Виля Байкина, синий домик которого возвышается на высоком скалистом берегу недалеко от с. Моркваши. Сюда ранним утром высаживался морской десант, состоящий из бывших юнг, учащихся из отряда имени Саши Ковалева, учителей. Ровно в 9.00 начиналось торжественное построение.

— Смирно, равнение направо! - командовал Виль Байкин, одетый в тельняшку, с бескозыркой со сверкающей надписью "Красный Кавказ" — имя легендарного крейсера Черноморского флота, который громил врага своими мощными орудиями в годы Великой Отечественной войны. -Флаг поднять!

И красно-голубое полотнище, поднимаясь все выше и выше, трепетало от ветра на высокой мачте. Бывало, увидев морское знамя, капитаны речных теплоходов длинными гудками приветствовали его, отдавая дань уважения российскому флоту, его ветеранам, застывшим в строю. Ровно в 12.00 начинался торжественный обед. На праздничный стол подавался настоящий флотский борщ, густой наваристый, мастерски сготовленный нашим другом шеф-поваром Евгением Рожковым. И, конечно, первый тост поднимали в честь российского флота, а потом за тех, кто в море, за друзей, павших в бою, умерших от ран и болезней. Начинались воспоминания - радостные, смешные, горькие и тяжкие.

Было радостно встретить новых друзей. Из Самары вернулся в родную Казань юнга первого набора Рустэм Хабибуллин, дослужившийся до высокого звания капитана I ранга. Приехал Виктор Долматов из Йошкар-Олы, настоящий североморец, участник проводки Полярных конвоев. Часто бывали Павел Глебов из Альметьевска, Павел Силуянов из Нижнекамска, служивший на линкоре "Архангельск", принимавший участие в боях, за взятие Печенги, Линахамари и других городов на Севере, до 1948 года занимавшийся тралением мин на тральщике ТЩ-116...

Менялись и поколения учащихся - друзей ветеранов-юнг. Ребята из отряда имени Саши Ковалева взрослели, впитывая в себя мысли и патриотические чувства ветеранов войны, а спустя четыре года, передавая эстафету новым четвероклассникам, совсем иными глазами смотрели на мир. Сами же уносили во взрослую жизнь уроки старших товарищей. Отрядами имени Саши Ковалева поочередно руководили учительницы Галина Колосова, Валентина Комина, Эльза Славутина, Светлана Габдрахманова, Гузель Гумерова, Татьяна Самойлова...

Самое большое участие в организации патриотического воспитания учащихся принимала Татьяна Викторовна Аввакумова. Будучи старшим пионервожатым школы, вместе с Кларой Маевской она учавствовала в организации встреч с ветеранами-юнгами. Уже потом, став учительницей, четырежды возглавляла отряд четвероклассников, каждый раз доводя их до восьмого класса. После назначения заместителем директора школы Т. В. Аввакумова взяла на себя общее руководство организацией патриотической работы. Добрые слова хочется сказать в адрес учительницы музыки Вероники Степановны Куляжевой. Организованные ею концерты художественной самодеятельности вызывали горячую благодарность ветеранов и всех участников праздничных мероприятий. И конечно, без деятельного участия бывшего директора школы и ее последователя Л. Н. Мурысина дела не пошли бы на лад.

В музее боевой славы юнг школы № 94 есть галерея портретов соловецких юнг. Среди них и те, которые совсем недавно ушли из жизни и никогда не сядут с нами за праздничный стол.

...Сосредоточенно смотрит с портрета минер Василий Казарин. Ему повезло: юнга Василий вернулся с войны живым и невредимым. Сразу же пошел в ДОСААФ, стал обучать казанских ребят водолазному делу. И больше других наград дорожил Почетной грамотой Главнокомандующего ВМФ СССР, подписанной адмиралом Горшковым: "За активное участие в пропаганде военно-морских знаний среди членов ДОСААФ, в подготовке их по морским специальностям". Теперь сотни питомцев Казарина работают на всех флотах страны, сами обучают молодежь в школе. А здесь, Василий Иринархович руководил клубом юных моряков, на его занятия собирались иногда до сотни учеников старших классов. Добыв каким-то образом два ялика-шестерки, учил ребят гребле, ходить под парусами; совершали вместе дальние походы, добираясь даже до Ульяновска.

...После долгой болезни ушел от нас и Ибрагим Валиуллин. Пожалуй, самый любимый среди ветеранов. Добрый, общительный, он был умелым воспитателем, постоянно оказывался в окружении детей, которые, наверное, еще помнят его рассказы о войне. Всегда начинал так:

- И вот получен приказ...

На этот раз надо было разгромить конвой противника. Уже через час в море вы шел первый эшелон ударной группы в составе четырех торпедных катеров, среди них был и катер Ибрагима Валиуллина ТК-204, где командиром был старший лейтенант Л. Киреев. Боцман Валиуллин во все глаза смотрел вперед и наконец, крикнул:

- Вижу конвой!  А кораблей противника было много - больше тридцати. Они занимали весь горизонт и двигались по узкому проливу, чтобы до рассвета проскочить к Киркенису под охрану береговых батарей. Но уже светало, командир бригады приказал экипажу катера ТК-242 поставить дымовую завесу, чтобы потом начать общую атаку. Но вскоре утренний бриз разогнал завесу. Теперь ТК-204-й помчался мимо вражеских судов, восстанавливая дымзавесу. По нему били десятки кораблей противника, но густой дым уже стлался по морю: это Ибрагим открыл кран дымообразующей установки. И торпедные катера пошли в атаку. У торпедного аппарата стоял боцман Валиуллин. По команде старшего лейтенанта Л. Киреева он произвел два выстрела. Вскоре прогремели два мощных взрыва. Удар был точным: огромный транспорт вскоре исчез в глубине моря. Недалеко раздались еще два взрыва. Это катер старшего лейтенанта Шкутова потопил тральщик и сторожевой корабль. Теперь в бой включились катера второго эшелона, затем третьего. Над морем стоял сплошной гул от взрывов торпед, снарядов, трудно было проследить за общей картиной схватки, в которой участвовали с обеих сторон около пятидесяти кораблей.

И когда бой был уже окончен, катера повернули назад, по рации услышали голос командира ТК-203 Карташова, что его катер сильно поврежден, просил срочно снять экипаж. Тогда старший лейтенант Л. Киреев резко повернул свой корабль, помчался навстречу вражеским судам, которые все еще вели огонь по уходящим советским кораблям. Боцман Валиуллин встал за крупнокалиберный пулемет. В сплошном дыму все же разыскали тонущий катер, сняли экипаж и вышли из боя.

Наши торпедные катера в этом сражении уничтожили два крупных транспорта, два эсминца, шесть сторожевых кораблей и один сторожевой катер. На другой день зачитали приказ командующего Северным флотом. Среди отличившихся был назван и Ибрагим Валиуллин: "За мужество и отвагу, проявленные в бою против фашистских захватчиков, наградить орденом Красной Звезды юнгу Валиуллина".

Вернувшись домой, Ибрагим окончил Казанский авиаинститут и более тридцати лет возглавлял конструкторское бюро крупного завода.

Вот портрет Александра Новикова, о котором говорили, что он человек с открытой душой. Шумный, общительный, он вносил особое оживление в наши встречи. Я сфотографировал его на площади Свободы в день Великой Победы, когда он последний раз прошел в общем строю вместе с другими ветеранами Великой Отечественной войны. На снимке он серьезен, с грустью смотрит на нас, будто спрашивает: "Ну как, помните ли вы меня, юнгаши?"

Рядом портрет Роберта Васильева, самого юного среди нас, но так рано ушедшего из жизни. Бывал он всегда веселым, неунывающим, интересовался жизнью товарищей, был готов помочь каждому. Служил Р. Васильев мотористом на сторожевом катере Балтийского флота, в свободное от вахты время играл на аккордеоне любимые мелодии в окружении товарищей. А в мирные дни, окончив КАИ, стал конструктором малой авиации...

В мае 2001 года в Казань прибыла делегация моряков Британского королевского флота. Активных участников проводки полярных конвоев пригласил Президент Республики Татарстан М. Ш. Шаймиев, избранный еще в 1997 году Почетным Командором Санкт-Петербургской общественной организации "Полярный конвой". Вместе с С. Мигачевой, заведующей сектором Департамента внешних связей Президента, председателем Совета ветеранов-юнг Виль Байкиным англичан сопровождали и юнги-ветераны, активные участники проводки конвоев, Мир Нигматуллин и Виктор Долматов, а также Геннадий Просвирнов, Рустэм Хабибуллин, Герман Евсеев и я, заместитель председателя по связи с печатью. Мы даже подружились. Вместе выходили в Куйбышевское море на теплоходе "Москва", предоставленном речниками для возложения венков в честь павших североморцев, побывали на торжественном приеме в Большом концертном зале, посвященном дню Победы, возложили венки и цветы к памятнику адмиралу Л. М. Галлеру, "принимали" парад ветеранов Великой Отечественной войны на площади Свободы, посетили Зеленодольский завод имени М. Горького, были на приеме у глав администраций Московского и Зеленодольского районов. А перед отъездом гостей принимал сам Президент Республики Татарстан М. Ш. Шаймиев.

Уезжая из Казани, ветераны Британского Королевского флота оставили в моем блокноте памятную запись: "Дорогие ветераны, друзья, коллеги! Мы провели четыре великолепных дня в Казани. Все это стало возможным благодаря вашему гостеприимству и радушию. Мы обещаем сделать все возможное, чтобы отплатить вам тем же. Для нас не существовало ни культурного, ни языкового барьера. Спасибо вам за эти чудесные встречи. Гордон Лонг, Дэвид Эванс, Джефри Лейтч".

В прошлом году, 1 сентября, соловецкие юнги побывали в 94-й школе, вместе порадовались началу учебного года. Школу хорошо отремонтировали, в ней светло и чисто, каждый ее уголок наполнен звонкими ребячьими голосами. Но у директора школы Л. Н. Мурысина и его заместителя новая забота - обустроить сквер-памятник юнгам Северного флота во дворе школы, установить там на пьедестале настоящий корабельный якорь. Администрация Московского района Казани планирует открыть мемориальный сквер с установкой памятника в садике на стыке улиц Декабристов и Шамиля Усманова.

Произошло еще одно важное событие: председатель Совета ветеранов-юнг при содействии Правительства республики побывал в дни празднования Дня Военно-Морского Флота в Севастополе. В его адрес на днях поступили две большие посылки. В них оказались военно-морской флаг СССР, шлюпочный флаг, штурвал и кнехт крейсерского катера, а также полный комплект матроса срочной службы: шинель, ботинки, тельняшка, форма одежды № 3, бескозырка с ленточкой с надписью "Черноморской флот", флотский ремень и т. д. Было и письмо: "Уважаемый Виль Зулькарнеевич! Мы знаем, что в годы Великой Отечественной войны в составе экипажей боевых кораблей Черноморского флота против гитлеровцев воевали сотни воспитанников Соловецкой школы юнг. Вы сами сражались с врагом в составе экипажа легендарного крейсера "Красный Кавказ", отдали флоту десять лет жизни.

Создание музеев, проведение мероприятий, связанных с историей Военно-Морского Флота и нашей страны, служит благородному делу сохранения памяти о героических днях, воспитывает патриотизм у подрастающего поколения - будущих защитников Родины.

Работа по поиску материалов для вашего музея будет продолжаться и по мере поступления будут передаваться музею.

С уважением, по поручению Командующего Черноморским флотом полковник А. Борисов. 30 августа 2001 года. Севастополь".

Новые экспонаты скоро займут свои места в Музее боевой славы юнг Северного флота в школе № 94.

В дни празднования 57-годовщины Великой Победы Казанский совет ветеранов соловецких юнг в гимназии № 94 отметит свое тридцатилетие. Предстоят и торжества по случаю 60-летия со дня создания школы юнг ВМФ Северного флота на Соловецких островах, где в июне соберутся все живые воспитанники школы на свидание со своей боевой юностью. Но и на этом юбилейные мероприятия не кончаются: прошел Всероссийский конкурс "Мой дедушка - соловецкий юнга", спустя некоторое время в Москве состоится церемония открытия памятника соловецким юнгам, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины.

 

 Выписка из протокола № 306 заседания Бюро ЦК ВЛКСМ о выборе

 комсомольцев в школу юнгов Военно-Морского Флота

5 июня 1942 г.

1. Обязать Московский, Кировский, Свердловский, Молотовский, Ярославский, Горьковский, Татарский, Куйбышевский, Сталинградский, Саратовский обкомы комсомола отобрать 1500 чел[овек] добровольцев комсомольцев и некомсомольцев в школу юнгов Военно-Морского Флота. (Разверстка прилагается).

2. Отбор в школу проводить на строго добровольных началах из числа комсомольцев и некомсомольцев в возрасте 15-16 лет, физически здоровых, с образованием 6-7 классов. Преимущество при отборе в школу отдавать воспитанникам детских домов.

Отбор в школу закончить [к] 1-му июля с.г.

3. Обязать обкомы комсомола направляемых в школу скомплектовать в команды, выделить руководителя для сопровождения команды к месту назначения. Совместно с военкоматами обеспечить команды продуктами питания в пути следования.

4. Разослать обкомам комсомола правила приема в школу, положение о юнгах Военно-Морского Флота для руководства.

5. Ответственность за выполнение настоящего решения возложить на секретарей обкомов по военной работе и секретарей по школам.

6. Об исполнении решения доложить ЦК ВЛКСМ к 1-му августа с.г.

Секретарь ЦК ВЛКСМ Н.                                                                                                 Михайлов

РАЗВЕРСТКА

на отбор кандидатов в школу юнгов Военно-Морского Флота

Наименование организации

Количество (чел.)

1. Московский ГК ВЛКСМ

150

2. Кировский обком

100

3. Свердловский обком

100

4. Молотовский обком

100

5. Ярославский [обком]

150

6. Горьковский [обком]

200

7. Татарский [обком]

100

8. Куйбышевский [обком]

250

9. Сталинградский [обком]

250

10. Саратовский обком

100

ИТОГО

1500

Зав. Военным отделом ЦК ВЛКСМ                                                                                     Д. Постников

ЦХДМО. Ф.1. Оп.З. Д.284. Л.135-142.

ПРИКАЗ

народного комиссара Военно-Морского Флота Союза ССР

по управлению подготовки и комплектования ВМФ

№108
25 мая 1942 г.
 г. Москва

Содержание: О создании школы юнгов ВМФ.

В целях создания кадров будущих специалистов флота высокой квалификации, требующих длительного обучения и практического плавания на кораблях ВМФ, ПРИКАЗЫВАЮ:

1. К 1 августа 1942 г. сформировать при Учебном отряде СФ школу юнгов ВМФ со штатной численностью переменного состава 1 500 человек, с дислокацией на Соловецкие острова.

Плановые занятия начать с 1 сентября 1942 г.

Переменный состав школы содержать за счет некомплекта переменного состава учебных отрядов.

2. Школу юнгов ВМФ подчинить командиру учебного отряда Северного флота.

3. Школу укомплектовать юношами комсомольцами и некомсомольцами в возрасте 15-16 лет, имеющими образование в объеме 6-7 классов, исключительно добровольцами через комсомольские организации в районах по согласию с ЦК ВЛКСМ.

4. Из принимаемого контингента готовить следующих специалистов: а) боцманов флота, б) рулевых, в) радистов, г) артиллерийских электриков, д) торпедных электриков, е) мотористов, ж) электриков.

5. Начальнику Управления подготовки и комплектования ВМФ к 15 июля с.г. дать командиру учебного отряда СФ расчет и программы для подготовки юнгов по специальностям.

6. Начальнику Главного управления портов ВМФ обеспечить изготовление и подачу комплектов обмундирования для юнгов к началу приема их в школу.

7. Начальнику Организационно-строевого управления ВМФ оформить школу юнгов в штатном порядке к 15 июня 1942 г.

Адмирал                                                                                                                                                      Н. Кузнецов

Выписка из приказа командующего Северным флотом

Содержание: О формировании школы юнгов при учебном отряде. № 0366

11 июля 1942 г.
г. Полярное

1. Сформировать школу юнгов Военно-Морского Флота при учебном отряде по штату № 22/220, с дислокацией на Соловецких островах. Формирование возлагаю на командира учебного отряда. Срок формирования 1 августа 1942 года.

Начальнику ОРСУ и начальнику командного отдела Северного флота укомплектовать школу юнгов штатным составом к 25.07.1942 г.

2. Школу юнгов ВМФ подчинить командиру учебного отряда. Плановые занятия начать с 1-го сентября 1942 года.

3. Размещение школы юнгов ВМФ произвести на базе бывшего ОДБ в Филимоново.

4. Переменный состав школы юнгов ВМФ в количестве 1 500 человек содержать за счет лимитов ВМФ, отпускаемых Центральными довольствующими управлениями ВМФ.

ОСНОВАНИЕ: Приказ НКВМФ № 108 от 25.05.1942 г.

Циркуляр н-ка ГМШ ВМФ № 0588 от 23.06.1942 г.

Командующий Северным флотом вице-адмирал                                                                               Головко

Член Военного совета Сев[ерного] флота дивизионный комиссар                                               Николаев

Начальник Штаба Сев[ерного] флота контр-адмирал                                                                        Кучеров

РГА ВМФ. Ф.2. Оп.16. Д.ЗО. Л. 16.

Публикацию подготовил
Шариф Байгильдин,
лауреат премии
Союза журналистов РТ