2011 1/2

«Вел антисоветскую пораженческую агитацию…» (Жизнь и судьба Федора Николаевича Сердинского)

Ф. Н. Сердинский. Казань, 1907 г.
История постоянно задает исследователям немало загадок. Со временем темы, которые в силу разных причин изучались недостаточно или вообще оставались закрытыми, постепенно раскрываются перед читателями, позволяя объективнее воспринимать и понимать исторические реалии. К нам возвращаются забытые имена, мы по-новому смотрим на многие события давнего и недавнего прошлого. В последние десятилетия появилось немало публикаций, посвященных периоду сталинских репрессий, тем историческим персонажам, которые были незаслуженно репрессированы или же были вынуждены покинуть страну. Мы по-новому, на основании новых архивных материалов, зарубежных публикаций задумываемся над трагическими перипетиями жизни и смерти многих и многих людей.
Понятно, что наибольший интерес историков и читателей вызывают неординарные личности, оставившие глубокий и неповторимый след в истории народа. И в то же время не стоит забывать, что жертвами репрессий во многих случаях становились, казалось бы, не очень заметные люди, имена которых вроде бы и не на слуху. Тем не менее и в их судьбах очень ярко отражается наше прошлое. В данной статье речь будет идти именно об одной из таких личностей — Федоре Николаевиче СердинскомI. Его жизнь, полная поворотов и противоречивых событий, привлекланаше внимание своей яркостью и необычным, несоразмерным трагизмом.
Федор Николаевич Максимов (Сердинский) родился 30 января 1886 г. в кряшенской деревне Верхняя Серда Лаишевского уезда Казыльской волости Казанской губернии (в настоящее время д. Кряш-Серда Пестречинского района Республики Татарстан. Его отец — Николай Максимович (1843-1912) работал учителем земской школы в родной деревне, а впоследствии — учителем Центральной крещено-татарской школы в Казани, оставаясь жителем деревни. Его мать, Елена Николаевна (1840-1920), дочь отставного солдата Николая Игнатьевича (1790-?),была обычной крестьянкой-домохозяйкой.
Судя по всему, многочисленная дружная семья Федора Николаевича умела ценить труд и использовать заработанные деньги и потому не бедствовала. На одном из позднейших допросов в НКВД он показал, что родился в семье зажиточного крестьянина, где было 13 человек. Отец имел землю на 7 душ. Хозяйство состояло из одного каменного двухэтажного дома, 2-3 лошадей, 2-4 коров и пчельника на 40-60 ульев. Во время сельских работ семья содержала одного наемного батрака.
С 1897 по 1899 г. Федор учился в Центральной крещено-татарской школе Василия Тимофеева в Казани. Именно тогда в документах он начал именоваться Сердинским, по названию своей родной деревни — так записал его заведующий крещено-татарской школой отец Василий. В 1899-1903 гг. он учился в Казанской учительской инородческой семинарии «на

Дом Максимовых-Сердинских. Д. Кряш-Серда Пестречинского района Республики Татарстан, 2005 г.

казенный счет». По окончании учебы был «удостоен» звания учителя народного училища. На основании положения о Казанской учительской инородческой семинарии «за казенное содержание» был обязан прослужить в этой должности не менее шести лет и был освобожден от армейской службы.
Надо полагать, что несмотря на свой юный возраст (в 1903 г. ему было только 17 лет), Федор Сердинский довольно исправно исполнял это предписание, в 1903-1906 гг. работая сельским учителем в деревнях Новоузенского уезда Самарской губернии. По-видимому, именно тогда, в начале революции 1905-1906 гг., он проявил интерес к политической жизни, вступил во Всероссийский учительский союз и одновременно во Всероссийский крестьянский союз и принимал активное участие в их работе среди населения. Эта сторона его жизни привлекла внимание официальных властей: в январе 1906 г. Сердинский был арестован и до мая того же года содержался в Новоузенской тюрьме по обвинению в антиправительственной пропаганде и агитации, а затем был взят под особый надзор полиции.
Осенью 1906 г. Ф. Сердинский вернулся в Казань и 10 октября обратился к попечителю Казанского учебного округа с прошением о допущении его к испытанию на звание уездного учителя. Согласно существовавшей процедуре, попечитель должен был проверить нравственные качества и политическую благонадежность заявителя. В результате проверки, проведенной Казанским губернским жандармским управлением, было установлено, что особой благонадежностью Ф. Максимов (Сердинский) не отличался, и по этой причине состоял под особым надзором полиции. В своем ответе попечителю Казанского учебного округа казанский губернатор М. В. Стрижевский в феврале 1907 г. отметил, что политическая благонадежность крестьянина Федора Николаевича Максимова «не может быть удостоверена».
По-видимому, в ожидании губернаторского вердикта Ф. Сердинский на время покинул Казань и некоторое время преподавал в трехклассном городском училище г. Царёва Астраханской губернии. В начале 1907 г. он вернулся, чтобы пройти испытания на звание городского учителя в педагогическом совете Казанского учительского института, которые состоялись в апреле.
1907 г. оказался для Федора Николаевича довольно насыщенным событиями. 9 августа он был принят в число студентов Казанского императорского университета, поступив на математическое отделение физико-математического факультета. Правда, его обучение в стенах знаменитого университета продолжалось недолго, всего лишь год. И уже 18 июля 1908 г. он был уволен из числа студентов по своему же прошению.
В августе 1908 г. Федор Николаевич Сердинский уехал за границу. Начался зарубежный этап его жизни. Позднее, на допросе в НКВД в своих показаниях о нелегальной эмиграции за границу, он объяснял, что надзор полиции и визиты исправника, станового пристава и урядника, сопровождаемые обысками в доме отца, сильно нервировали его родителей. Также предстоял суд по делу ареста в 1906 г. Это сподвигло его уехать за границу. Другой причиной послужило желание получить лучшее техническое образование в одном из заграничных политехникумов. Свою роль в этих событиях, безусловно, сыграла и политическая атмосфера в стране. После поражения революции 1905 г. свирепствовала реакция, и многие представители интеллигенции и протестно настроенной студенческой молодежи были вынуждены покинуть родину.Хотя вполне возможно, что на допросе Сердинский просто не хотел упоминать о своей близости к эсерам. В условиях политических репрессий в СССР это было бы воспринято негативно.

Диплом Ф. Н. Сердинского кандидата наук Французской Республики. Париж, 22 января 1915 г.

Вначале Ф. Сердинский прибыл в Швейцарию, затем перебрался в Бельгию, где в г. Льеже поступил в Политехнический институт. Однако из-за серьезного заболевания ему почти сразу же пришлось оставить учебу. Ф. Сердинский для лечения уехал в Италию, на Капри. Но желание учиться все-таки его не покинуло: в октябре 1910 г. он переехал в Париж и целый год осваивал французский язык, занимался самообразованием, посещал различные научные лекции. В сентябре 1911 г. Федор Николаевич снова становится студентом, на этот раз Парижского университета. Сохранилось немало официальных сертификатов, подтверждающих его усердие и целеустремленность. В 1913-1915 гг. он получил документы об успешном завершении курсов по астрономии, математическому анализу, теоретической физике, рациональной механике, дифференциальному и интегральному исчислению. 22 января 1915 г. Сердинский стал обладателем общего диплома кандидата наук Французской Республики. После Парижа он обучался в Гренобльском электротехническом институте, где в 1920 г. получил диплом инженера-электрика.
Как было записано в трудовой книжке, заполненной впоследствии со слов самого Федора Николаевича, во время учебы в Париже он одновременно подрабатывал электромонтером на различных частных предприятиях, давал частные уроки по физике и математике.
Очевидно, Ф. Сердинский не потерял интереса к политической жизни. Во время пребывания во Франции он посещал собрания русских эмигрантов, лекции представителей различных политических партий. По собственному признанию был знаком с руководителями партий эсеров, меньшевиков и большевиков, слушал лекции В. И. Ленина, Л. Д. Троцкого, Л. Б. Каменева, А. В. Луначарского, А. А. Богданова, Н. Д. Авксентьева, В. М. Чернова и других. Во время лечения в Италии поддерживал близкую связь со студентом Неаполитанского университета В. А. Антоновым-Овсеенко. В беседах о знакомых эмигрантах в период нахождения во Франции упоминал о связях с Гаязом Исхаки, Садри Максуди. Состоял членом Французской социал-демократической партии.
В 1919-1921 гг. Ф. Н. Сердинский совмещал учебу с работой, будучи инженером писчебумажной фабрики. В 1921-1924 гг. преподавал в электротехническом институте в Париже.
После шестнадцатилетнегопребывания за границей Федор Николаевич в 1924 г. вернулся в СССР, что, конечно, сегодня мы можем оценивать как трагическую ошибку. Ему было тогда 38 лет. Можно только догадываться о том, что стало главной причиной принятия такого решения. Вероятно, НЭП некоторой частью эмигрантов был воспринят как шаг на пути к реальной демократизации не только экономической, но и политической жизни в стране. Можно также предположить, что Сердинский вернулся в СССР по поручению партии эсеров. Однако конкретных фактов на этот счет нет. Сам он объяснял причину возвращения также тоской по родственникам и родным местам.
Ф. Н. Сердинский вначале обосновался в Казани и устроился на работу в качестве специалиста по паросиловым установкам в Казанском совнархозе. Одновременно преподавал электротехнику в Казанской школе им. В. И. Ленина. В 1925-1927 гг. работал инженером на предприятии «Эльводтрам».

Ф. Н. Сердинский. 1942 г.

В 1927 г. переехал в Москву, где в основном занимался преподавательской деятельностью. В 1929 г. работал инженером-проектировщиком в электротехническом секторе треста «Энергострой». Один год Ф. Н. Сердинский был доцентом кафедры электротехники Московского электротехнического института, затем рецензентом по аналитической геометрии заочного сектора при Московском государственном университете, преподавателем электротехники в Московском горном институте.
В 1934-1937 гг. он переехал в подмосковный Зарайск. Здесь преподавал высшую математику в Зарайском педагогическом техникуме, затем физику и электротехнику на текстильном факультете Московского областного института повышения квалификации инженерно-технических работников и хозяйственников.
Такую частую перемену места жительства и работы можно объяснить только тревожной политической обстановкой в стране, подозрительным отношением к «эмигрантам-возвращенцам» с политическим прошлым. Сердинский это остро чувствовал, даже не обзавелся семьей.
Пребывание Ф. Н. Сердинского в Зарайске было прервано в 1937 г. По-видимому, разворачивающиеся в стране политические репрессии привели его к мысли о необходимости покинуть столицу и столичный регион. В начале года он переехал в Куйбышев, где устроился на работу заведующим проектным кабинетом предприятия «Электропром». В 1938 г. вновь вернулся в Татарскую республику. Он работал преподавателем на курсах по подготовке учителей для начальной школы при Арском педагогическом училище, затем учительствовал в Казани в школах № 21 и № 90, преподавал математику и физику. Судя по документам, с 1937 г. находился под неусыпным надзором органов внутренних дел, которым активно помогали сослуживцы Федора Николаевича. Больших трудов это не требовало: Сердинский был человек открытый, очень доверчивый и наивный.
Ф. Сердинский был арестован 20 апреля 1942 г. по обвинению в принадлежности в 1904-1907 гг. к партии эсеров, в антисоветской пораженческой агитации, распространении провокационных слухов, в контрреволюционных выпадах в адрес руководства ВКП(б) и Советского правительства, клевете на условия жизни в СССР. Эти обвинения за время следствия и изматывающих ночных допросов Ф. Н. Сердинский не признал. Он скончался 1 октября 1942 г., через 6 месяцев после ареста в областной больнице тюремного отдела НКВД ТАССР до рассмотрения дела судом.
Согласно акту о смерти заключенного Сердинского, составленного начальником областной больницы, подследственный больной был истощен и апатичен, умер при нарастающем падении сердечной деятельности.
В «Книге Памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан» Ф. Н. Сердинскому посвящено восемь строк: «Сердинский Федор Николаевич, 1886 г. р., место рожд.: Пестречинский р[айо]н, д. Серда, жил: г. Казань, татарин, инженер-электрик, преподаватель физики школы № 90. Арестован 20.4.42 (пораженческая, профашистская агитация, бывший французский эмигрант). Предъявлено обвинение по ст. 58-10 ч. 2. Умер 1.10.42 в г. Казань в спец[иальной] псих[иатрической] больнице. Реабилитирован 3.3.97.»II
В это время ему было 56 лет. Оборвалась еще одна жизнь, раздавленная катком политических репрессий.
 
Из обвинительного заключения по следственному делу № 18151 по обвинению Сердинского Федора Николаевича по ст. 58-10 ч. 2 УК РСФСР
1 Мая 1942 г. НКВД ТАССР за антисоветскую деятельность был арестован и привлечен к уголовной ответственности Сердинский Федор Николаевич.
Расследованием по делу установлено, что Сердинский Ф. Н. до революции состоял в партии эсеров. […] Будучи преследуемым царским правительством, в 1908 г. он эмигрировал за границу.
Возвратясь в Советский Союз, Сердинский Ф. Н. на протяжении ряда лет, среди своего окружения вел активную антисоветскую пораженческую агитацию, возводил гнусную клевету по адресу руководителей партии и Советского правительства, клеветал на условия жизни в Советском Союзе, восхвалял фашистов и жизнь населения за границей. […]
В июне месяце 1938 г. и в феврале 1939 г. в присутствии А., в его квартире, Сердинский Ф. Н. возводил клевету на условия жизни в СССР, восхвалял фашистов и жизнь населения за границей. […]
В разное время в 1939 г. в разговоре с А. Сердинский возводил клевету на коммунистическую партию, на ее членов и их авангардную роль. […]
В разное время 1939 г. в присутствии А., в его доме, Сердинский воспроизводил гнусные контрреволюционные выпады по адресу руководителей партии и Советского правительства. […]
В феврале м[еся]це 1939 г. в разговоре с А. Сердинский оправдывал разбойничье нападение японской военщины на Китай. […]
В июле м[еся]це 1939 г., в присутствии А., в его доме, Сердинский высказывал угрозы расправой по адресу коммунистов. […]
В 1939-1941 гг. среди преподавателей школы № 21, 80, и 90 Сердинский выражал свое недовольство жизнью в СССР. […]
Аналогичную антисоветскую деятельность Сердинский проводил и в условиях военного времени. […]
Сердинский, будучи арестован и находясь в камере, среди заключенных продолжал высказывать свои резкие антисоветские, пораженческие взгляды.
В первой половине июня 1942 г. в разговоре с П. Сердинский высказывал свои симпатии к партии эсеров и клеветал на партию большевиков. […]
Во второй половине июня 1942 г. в беседе с П. Сердинский возводил гнуснейшую клевету по адресу вождя народов СССР и на советскую действительность. […]
27 и 30 июля 1942 г. в присутствии П. и С. Сердинский высказывал пораженческие взгляды в отношении Советского Союза в его освободительной войне против немецко-фашистских захватчиков. […]
Сердинский Ф. Н. виновным себя не признал […] и показал, что в партии эсеров он не состоял и антисоветской деятельностью не занимался.
Однако, достаточно и изобличается показаниями свидетелей В. […], подтвердивших принадлежность Сердинского до революции к партии эсеров, и справкой сельсовета, подтверждающей показания свидетелей З., С., С., Я., А., показавших, что Сердинский на протяжении ряда лет систематически вел антисоветскую агитацию, возводил гнуснейшую клевету по адресу руководителей ВКП(б) и Советского правительства; П. […] и П. […], которые показали, что Сердинский, будучи арестован и находясь в камере, высказывал свои резкие антисоветские пораженческие взгляды, возводил гнуснейшую контрреволюционную клевету по адресу руководителей партии и Советского правительства.
Кроме того, в ведении антисоветской деятельности Сердинский Ф. Н. изобличается проверенными оперативными документами за 1938-1942 гг. (см. приложение в особом пакете).
На основании изложенногоIII:
Сердинский Федор Николаевич, 1886 г. рождения, урож[енец] дер. Крещеные Серды, Пестречинского р[айо]на ТАССР, татарин, гр[аждани]н СССР, из крупных кулаков-торговцев, одинокий, с высшим образованием — окончил физмат Парижского университета и Гренобльский электротехнический институт, беспартийный, бывш[ий] эсер, не судим, с 1908 по 1924 г. проживал за границей, до ареста работал преподавателем физики в средней школе № 90 г. Казани, проживал в г. Казани по ул. Олькеницкого, д. 30, кв. 3, родственников в Красной Армии не имеет.
Обвиняется в том, что на протяжении ряда лет и в условиях военного времени среди своего окружения вел антисоветскую пораженческую агитацию, распространял провокационные слухи, производил гнусные контрреволюционные выпады по адресу руководителей ВКП(б) и Советского правительства, клеветал на условия жизни в СССР, восхвалял фашистов и жизнь населения за границей, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. 58-10 ч. 2 УК РСФСР.
Руководствуясь ст. 208 УПК РСФСР, следственное дело № 18151 через зам[естителя] прокурора ТАССР направить на рассмотрение Особого совещания при НКВД СССР.
Полагал бы: обвиняемого Сердинского Федора Николаевича приговорить к 10 годам лишения свободы.
Обвинительное заключение составлено «4» августа 1942 г. в г. Казани.
Оперуполн[омоченный] 5 отд[ела] СПО НКВД ТР сержант госбезопасности (подпись).
Вр[еменно] и. д. нач[альника] 5 отд[ела] СПО НКВД ТАССР лейтенант госбезопасности (подпись).
«Согласен». Зам[еститель] нач[альника] СПО НКВД ТАССР лейтенант госбезопасности (подпись).
 
Справка: 1. Следственное дело начато 1/V 1942 г., окончено 1/VIII 1942 г.
2. Обвиняемый Сердинский содержится под стражей во внутренней тюрьме НКВД ТАССР.
3. Вещественных доказательств по делу нет.
Оперуполн[омоченный] 5 отд[ела] СПО НКВД ТР сержант госбезопасности (подпись).
 
Резолюция: «Утверждаю», зам[еститель] наркома внутр[енних] дел ТАССР, капитан госбезопасности Ченборисов (подпись). 5 августа 1942 г. «Утверждаю», зам[еститель] прокурора ТАССР по спецделам Ривкин (подпись). 15 августа 1942 г.
Архив УФСБ РФ по РТ, архивно-следственное дело 2-3576, т. 1, л. 74-77.
 
Фото из личного архива Н. Петрова-Текина.
 
Публикацию подготовили
Искандер Гилязов,
доктор исторических наук,
Николай Петров-Текин,
соискатель Института истории им. Ш. Марджани АН РТ


I. Сведения, приведенные в статье, извлечены из архивных источников: НА РТ, ф. 1, оп. 4, д. 2694; Архив УФСБ РФ по РТ, архивно-следственное дело 2-3576, т. 1.
II.  Книга Памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан. – Казань, 2004. – Т. 13. – С. 92.
III. Здесь и далее выделение чертой соответствует выделению в документе (прим. ред.).