2003 3/4

Татары в Екатерининской уложенной комиссии 1767-1768 гг.

На долгом пути становления цивилизованных межконфессиональных отношений в России важную роль сыграла работа Уложенной комиссии в 1767-1768 гг. Комиссия должна была подготовить новый свод российских законов. Эту задачу она не решила. Однако ей суждено было свершить другое важное дело — создать законодательную базу для признания ислама как терпимой веры. Именно на ее заседаниях впервые в истории России публично обсуждались и вырабатывались рекомендации для удовлетворения насущных нужд народной жизни, касающиеся в том числе положения конфессий в стране и межконфессиональных отношений.

Ко второй половине XVIII в. в этой сфере было немало проблем. Сложными оставались положение мусульман и межрелигиозные отношения. В результате активной деятельности Новокрещенской конторы в Поволжье было крещено более 400 тысяч иноверцев, в том числе свыше 10 тысяч татар-мусульман. Хотя в 1764 г. указом Екатерины II миссионерская организация и была закрыта, однако просветительская деятельность среди мусульман продолжалась, в религиозной сфере существовали стеснительные для мусульман ограничения. Данное положение, возможно, понимала и политическая элита России, предпринимая робкие шаги для его решения.

Летом 1767 г. Екатерина II совершила поездку в Поволжье. Императрица также преследовала цель более близкого знакомства с нерусскими народами России, надеясь вникнуть и в религиозную проблематику. Во время визита в Казань она посетила Новокрещенскую школу для инородцев в Старо-Татарской слободе, приняла делегатов от служилых мурз и татар города, разрешила строительство двух каменных мечетей в Старо-Татарской слободе. Свое отношение к исламу и мусульманам Екатерина выразила в письме Вольтеру после посещения развалин древнего Булгара: «Нашла я там семь или восемь каменных домов, и столько же минарет, весьма прочно построенных. Я приближалась к одной развалине, подле которой стояло человек сорок татар. Тамошний губернатор объявил мне, что на это место сии люди приходят молиться, и что находившиеся у меня в виду пришли из дальних мест. Мне захотелось узнать, в чем состоит их богомолие, и для того спросила о том у одного из татар, коего мне вид показался умнее прочих; но он, дав мне знаками разуметь, что российского языка не знает, побежал позвать одного человека, который в нескольких шагах от нас находился. Как он подошел, то спросила я его: кто он таков, и узнала, что он Иман, который по-русски говорил довольно хорошо. Он мне объявил, что в той развалине обитал некоторый святой жизни человек, и что они из весьма дальних мест пришли для принесения над гробом его молитв. То, что я от него услышала, заставило меня заключить, что их почтение к святым очень близко подходит к нашему»1.

Религиозный фактор был отражен в положении, разъясняющем порядок выборов депутатов Уложенной комиссии. От каждого уезда, где имеются дворяне, выбирали одного депутата, столько же — от жителей каждого города; от некочующих инородцев, независимо от религии, крещены они или нет, от каждого с каждой провинции — по одному депутату. Такой порядок избрания иноверческих депутатов был определен не сразу. В проекте князя А. А. Вяземского предлагалось от каждого народа и губернии выбирать по два депутата; если есть крещеные, то депутат должен быть крещеным. Порядок выборов некрещеных устанавливала местная администрация. В первой редакции положения Екатерина II написала: «Некочующие разные народы — крещеные и некрещеные, от каждого уезда по 1 депутату, порядок назначает местное начальство»2.

Депутатами выбирались мужчины старше 25 лет; им было установлено вознаграждение в зависимости от социального положения: дворяне — по 400 рублей, городовые — по 122 рубля, прочие — по 37 рублей. Депутаты навсегда избавлялись от смертной казни, пыток и телесных наказаний; их обида наказывалась двойным штрафом.

В иноверческих селениях о выборах депутатов сообщали представители мусульманского духовенства. В Темниковском уезде о выборах депутатов объявляли абызы, которые приезжали в волости, собирали там башлыков, ясаулов, читали им манифест «через перевод по-татарски толковали»3. Аналогичным образом действовали и православные священники этого уезда, когда созывали новокрещеных для выбора депутатов.

Исследователи в своих работах называют разное количество депутатов. В. Н Латкин насчитал 564 депутата, из них 28 — правительственных, 161 — дворянских, 208 — городских, 54 — казацких, 79 — крестьянских, 34 — иноверческих4. В 20 губерниях России было избрано 565 депутатов5; высшее сословие было представлено князьями А. М. Голицыным, А. П. Мельгуновым, графами П. И. Пашиным, П. Трубецким, А. Шуваловым, А. С. Строгановым, Ф. Г. и Г. Г. Орловыми и другими. Среди депутатов встречались однофамильцы, некоторые из них представляли разные сословия и конфессии. Так, князь Илья Васильевич Еникеев был избран от темниковских дворян, а мурза Аюп Еникеев — от мурз и служилых татар Пензенской провинции.

Казанскую губернию в Уложенной комиссии представлял 61 депутат, из них 5 дворян, 16 горожан, 12 иноверцев и 14 новокрещеных. Среди всех депутатов насчитывалось 32 иноверца, новокрещеных — 246. По данным А. В. Флоровского, всего было избрано из разных губерний 20 татар, из них крещеных трое6. Кроме того, были избраны три башкира, два мещеряка, один тептяр, один бухарец7. Такой подсчет вряд ли можно считать корректным, так как здесь смешаны этнические названия с сословными. Писарь Мухаметкарим Ибрагимов, представлявший башкир, отнесен к башкирам, однако надо иметь в виду, что в башкирские волости писарями назначались мещеряки. А. В. Флоровский насчитал среди депутатов только двух мещеряков, а на самом деле и мурзы Аюп Еникеев, Батый Идебердеев, Ураз Ишмаков, Якуп Мангушев, Вялш Юлгушев были мещеряками, которые являются этнографической группой татар, носителями западного диалекта татарского языка. Нам кажется, что можно упростить систему подсчета иноверческих депутатов по этническому признаку, отнеся мещеряков, тептяр, бухарцев к татарам.

Наши собственные подсчеты показали, что депутатами было избрано 28 мусульман, из них 24 депутата из татар-мусульман, два башкира, два бухарца, т. е. сибирских татарина. Среди татарских депутатов было по одному старо- и новокрещену (см. прил.). Крещеных среди иноверческих депутатов было 15 человек, наибольшее число крещеных представляли чуваши (пять человек).

В состав депутатов мусульманское население делегировало наиболее авторитетных членов своей общины. Среди них было три муллы, пять мурз, два старшины и один старшинский сын, два писаря. Служилых мурз и татар Свияжской провинции представлял мулла Мустафа Юсупов, служилых мещеряков Исетской провинции — мулла Абдулла Тавышев и татар Ичкинских и Багаряцких юрт — мулла Алмугамет Ибрагимов.

Некоторые историки полагали, что депутаты из инородцев были не более чем «этнографической выставкой», намекая на показной, внешний характер их участия в законодательном творчестве. Однако такую оценку А. В. Флоровский справедливо считал «глубоко несправедливой»8. Участие в работе Уложенной комиссии инородцев современники воспринимали положительно, видя в этом знак объединения народов России. Н. М. Карамзин в своем «Похвальном слове Екатерине»: писал «Воображение мое не может представить ничего величественнее сего дня, когда в древней столице нашей соединились обе гемисферы земли, явились все народы, рассеянные в пространствах России, языков, обычаев и вер различных: потомки славян — победителей норманнов, ... мирные пастыри южной России, лапландские ихтиофаги и звериными кожами одеянные камчадалы. Москва казалась тогда столицею вселенной и собрание российских депутатов — сеймом мира»9.

30 июля 1767 г. в Грановитой палате Кремля состоялись торжества по случаю начала работы Уложенной комиссии. Императрица вручила собранию «наказ» и «обряд для комиссии». Маршалом собрания был утвержден А. И. Бибиков. В ходе работы Уложенной комиссии было решено торжественно преподнести Екатерине титул «великой, премудрой матери отечества». В торжествах по этому случаю участвовали мурза Аюп Еникеев от служилых I мурз и татар Пензенской провинции, черемис Кунгурского уезда Пермской провинции Тиляк Денисов и новокрещеный мордвин Тамбовской провинции Кирилл Бурмистров. 21 августа 1767 г. императрица от такого высокого звания отказалась.

Работа депутатов проходила на общем собрании и в 19 частных комиссиях. Однако татарские депутаты не вошли в состав i комиссий, за исключением Сагита Халфина, депутата от татарских слобод г. Казани, который был избран кандидатом в комиссию «О рудокопании, растении и сбережении лесов и о торговле вообще»10. Попытка мурзы Аюпа Еникеева избираться в комиссию для рассмотрения образа сборов и образа расходов депутатами не была поддержана: он при голосовании получил «за» всего 68 голосов, а «против» — 219. Кроме того, мурза Аюп Еникеев был выбран помощником члена комитета о размножении народа, земледелия и прочего Ивана Голенищева-Кутузова1'.

Общий список депутатов Уложенной комиссии публиковался в дореволюционных изданиях, которые давно стали библиографической редкостью. Список же татарских депутатов отдельно еще никогда не был опубликован. Мы восполняем этот пробел, используя ранее опубликованный список, который сверен со списком, хранящимся в РГАДА (ф. 342). Нам удалось уточнить дополнительные данные о некоторых депутатах: место жительства, включая деревню, годы жизни и участие в восстании Е. И. Пугачева.

На наш взгляд, работа по уточнению данных о депутатах Уложенной комиссии должна быть продолжена, и здесь открывается поле для сотрудничества всех заинтересованных лиц. В этом смысле предлагаемый список нужно рассматривать как рабочий, подлежащий дополнению.

 СПИСОК МУСУЛЬМАНСКИХ ДЕПУТАТОВ УЛОЖЕННОЙ КОМИССИИ 1767-1768 ГГ.

№ п/п

Имя, фамилия

Кого представлял

Место жительства

1.

Татарин Абдул
Абдулжалилов

татар Бухарского, Гилянского,
Агрыжанского дворов

г. Астрахань

2.

Татарин Бакей Абитов

служилых татар Казанского уезда

Казанский уезд

3.

Татарин Рахманкул
Алкин (умер 24 декабря 1775 г.)

служилых татар Адмиралтейского
ведомства Казанского уезда

Казанский уезд Алатская дорога д. Уразлина

4.

Татарин Ярмак Арсланов

служилых татар Адмиралтейского
ведомства Вятской провинции

Вятская провинция Слободской уезд

5.

Татарин Сахандык Базеев

татар г. Кизляра

г. Кизляр Астраханской губернии

6.

Татарин Ярмак Давыдов

ясачных татар Свияжского уезда

Свияжский уезд д. Бикеево Князь-Ишеевой сотни

7.

Мулла мурза Абдулла Тавышев (Даутов)

служилых мещеряков Исетской
провинции

Исетская провинция

8.

Мурза Аюп Еникеев

служилых мурз и татар Пензенской провинции

Пензенская провинция, д.Бегеевой

9.

Бухарец Абдулгафар Ибрагимов (умер 9 октября 1767 г.; вместо него избран Иса Абдрахманов)

татар и бухарцев Сибирской
провинции

Сибирская провинция

10.

Мулла Апмугамет
Ибрагимов

служилых татар Ичкинских и
Багарятских юрт

Исетская провинция

11.

Писарь Мансур
Ибрагимов

ясачных тептяр и бобылей
Оренбургской провинции

Оренбургская провинция

12.

Писарь Мугамет Карим Ибрагимов

ясачных татар Уфимского уезда

Уфимский уезд Казанская дорога д. Куядык

13.

Мурза Бахтый
Идебердеев

служилых мурз и татар Адмиралтейского ведомства Симбирской провинци

Симбирская провинция

14.

Татарин Ураз Ишмаков

служилых мурз и татар Адмиралтейского ведомства Тамбовской провинции

Тамбовская провинция

15.

Старшина Токтамыш
Ижбулатов

башкир и тархан 4-х дорог Уфимского уезда

Уфимский уезд Осинская дорога Тайнинская волость

16.

Татарин Колман
Иштеряков

ясачных татар Кунгурского уезда

Кунгурский уезд Верхиренская четверть д. М.Телес

17.

Старшинский сын мещеряк Абдулжалил Максютов (лишен депутатского звания за участие в восстании Пугачева)

мещеряков Уфимской провинции

Уфимская провинция

18.

Мурза Якуп Мангушев

служилых мурз и татар Алаторского и Курмышского уездов

Алаторская провинция

19.

Татарин Мансур Полатаев

торговых татар Сеитовой слободы

Сеитова слобода г. Оренбург

20.

Татарин Абдрешит Сеитов

ясачных татар Казанского уезда

Казанский уезд Ногайская дорога д. Вершины р. Нараткуль

21.

Татарин Ибрагим Таиров

ясачных и служилых татар Ставропольская провинция

Ставропольская провинция

22.

Татарин Сулейман Телмеев

татар Казанской слободы г. Астрахани

Казанская слобода г. Астрахани

23.

Бимурза князь Урусов (позднее признан дворянским депутатом, избран кандидатом в комиссию о рудокопании коммерции; после смерти избран сын Исхак)

служилых мурз и татар, табунных голов

г. Астрахань

24.

Татарин Сагит Халфин

служилых мурз и татар Старо- и Новотатарских слобод г. Казани

Старо-Татарская слобода г. Казани

25.

Бухарец Ивельямин Хансеитов

служилых и ясачных татар Сибирской провинции

Сибирская провинция

26.

Татарин Вялш Юлгушев

служилых мурз и татар Шацкой провинции

Шацкая провинция

27.

Старшина Базаргул Юнаев

башкир, сартов, калмык Исетской провинции

Исетская провинция

28.

Мулла Мустафа Юсупов

служилых мурз и татар Свияжской провинции Адмиралтейского ведомства

Свияжский уезд д. Исакова

 

РГАДА, ф.342, оп.1, д. 110, ч. III, л. 1-175;

Списки депутатов Уложенной комиссии // Русский вестник,!861.-Т.36.-Приложения.

 

 ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Переписка Российской императрицы Екатерины II и господина Вольтера, продолжавшаяся с 1763 по 1778 год.-М.,1803.-Ч.П.-С.1-2, 101-103.
  2. А. В. Флоровский. Состав законодательной комиссии 1767-74 гг.-Одесса,1915.-С.92-93.
  3. Там же.-С.466-467.
  4. В. Н. Латкин. Законодательные комиссии в России в XVIII столетии. Историко-юридическое исследование.-СПб., 1887.-Т. 1 .-С.250.
  5. По данным именного списка депутатов, составленного на 1 января 1781 г., депутатов было 577. См.: РГАДА, ф.342, оп.1, д.ПО, кн.7, л.306.
  6. Там же, кн.5, л. 175.
  7. А. В. Флоровский. Указ. соч.-С467.
  8. Тамже.-С.14О.
  9. Н. М. Карамзин. Историческое похвальное слово Екатерине Второй.-М.,1802.
  10. Материалы для истории комиссии о сочинении проекта нового Уложения // Русский вестник, 1861.-Т.36.-С.1-84, приложение.
  11. Там же.-Т.32.-С99.

Фђйзелхак Ислаев,
кандидат исторических наук