2008 1

Благотворительность купцов СтахеевыхI

Основы благотворительной деятельности династии Стахеевых, ставшей в дальнейшем семейной традицией, заложил один из старейших представителей рода Иван Иванович Стахеев. Именно с его именем связано открытие в Елабуге благотворительного комитета. В октябре 1876 г. И. И. Стахеев передал городу каменные здания стоимостью 150 тыс. руб. для устройства в них женской богадельни на 60 мест и обратился к городскому управлению с просьбой «отвести ему часть городского места для постройки мужской богадельни с церковью, на постройку которой приготовил 75 000 рублей»1.
Подобный благотворительный акт для России второй половины XIX в. являлся делом хотя и очень значимым, но все же нередким. В Москве и Петербурге насчитывались десятки богаделен, выстроенных на средства торгово-промышленного сословия. Другое дело Елабуга — небольшой уездный город, для которого сделанное пожертвование стало настоящим событием. Была и еще одна причина, по которой общественность обратила свое внимание на это событие: И. И. Стахеев позаботился не только о призрении бедных, убогих и неимущих, но и о воспитании сирот. На его средства в здании богадельни было устроено воспитательное отделение для 20 бедных девушек-сирот.
После утверждения проекта устава Елабужской женской богадельни Министром внутренних дел было отпечатано шесть экземпляров этого документа. Один из них был обнаружен нами в фонде канцелярии вятского губернатора Государственного архива Кировской области2.
Богадельня состояла из нескольких каменных зданий и занимала целый квартал. Для ее содержания И. И. Стахеевым был пожертвован капитал в виде государственных процентных бумаг на сумму 135 050 руб. Этот капитал, согласно воле жертвователя, должен был оставаться неприкосновенным, а проценты с него использовались на нужды Елабужской женской богадельни.
Согласно уставу в богадельне призревались до 60 престарелых и неспособных к труду женщин и 20 девочек-сирот. Прием в богадельню производился по усмотрению попечителя, преимущественно в число постояльцев зачислялись жительницы г. Елабуги. В богадельне призреваемые находились на полном содержании: получали пищу, одежду и кров. Тем не менее постояльцам разрешалось иметь и собственное имущество.
При богадельне были созданы мастерские, в которых трудились призреваемые женщины. Попечителю полагалось наблюдать «за тем, чтобы призреваемые, которым здоровье позволяет исполнять какие-либо работы, не оставались без занятий»3.
Устав предусматривал возможность увольнения из числа постояльцев богадельни в двух случаях: «а) по собственному желанию и б) за предосудительные поступки, которые не могут быть терпимы в богоугодном заведении»4.
При богадельне была построена церковноприходская школа, в которой помимо воспитанниц богадельни обучались еще 30 приходящих девочек-сирот. Финансирование школы осуществлялось за счет средств, пожертвованных И. И. Стахеевым, и составляло 500 руб. в год. Для сравнения, средняя стоимость содержания церковноприходских школ в Елабужском уезде составляла 230 руб. в год. Преподавательский состав школы состоял из священника и трех учительниц. Помимо грамоты и Закона Божия девочек обучали рукоделию и умению вести домашнее хозяйство.
По достижении совершеннолетия девушки покидали богадельню, получив денежную награду в размере не менее 50 руб.5 Если воспитанница выходила замуж, она получала дополнительные ассигнования из средств богадельни в качестве приданого.
В одном из зданий богадельни на средства того же благотворителя была устроена домовая Пантелеймоновская церковь. Для обеспечения церковнослужителей во вновь образованной церкви Иван Иванович выделил сумму в 40 тыс. руб., проценты от которой использовались «на содержание двух священников — по 500 руб. на каждого, одного дьякона — 400 руб. и двух псаломщиков — по 300 руб. на каждого»6.
И. И. Стахеев часто посещал богадельню, следил за тем, как живется постояльцам. В случае необходимости выделял дополнительные денежные средства. Так, 17 июня 1880 г. он пожертвовал 100 тыс. руб. на ремонт и страхование богадельни. Сумма в 10 тыс. руб. должна была быть использована на награды и содержание учащихся воспитательного отделения7.
После смерти И. И. Стахеева управление заведением было возложено на его сына Александра Ивановича Стахеева. Должность попечителя богадельни была сопряжена с исполнением целого ряда обязанностей, которые включали: «а) заведование кассой и вместе движимым и недвижимым имуществом богадельни, а так же ведение книг по установленным думой формам; б) каждогодное составление смет расхода денег по содержанию богадельни; в) составление годовых отчетов по богадельне и представление их на утверждение Городской думы; г) наем для богадельни служащих и наблюдение за точным исполнением ими своих обязанностей и др.»8.
В начале 1890-х гг. Александр Иванович по состоянию здоровья сложил с себя обязанности попечителя. В связи с этим по ходатайству елабужского городского головы А. Д. Кусакина в 1893 г. были внесены соответствующие изменения в устав богадельни. Кроме должности попечителя, вводилась должность смотрительницы богадельни, на которую возлагались обязанности по заготовке провизии и одежды для призреваемых, наблюдению за чистотой и порядком. Смотрительнице предоставлялось жилье и пропитание за счет средств богадельни.
Благотворительную деятельность по оказанию помощи обездоленным и нищим людям продолжил племянник И. И. Стахеева Иван Григорьевич Стахеев. В 1872 г. на его средства началось строительство мужской богадельни и нищенского приюта в Елабуге9. В 1886 г. Иван Григорьевич пожертвовал для этой цели дополнительное здание. Деревянное, на каменном фундаменте, крытое железом, здание отвечало всем необходимым санитарным требованиям.
Жители города поддержали инициативу И. Г. Стахеева. Была организована благотворительная подписка на устройство дома призрения, каждый участник которой был отмечен высочайшей благодарностью от имени российского императора10.
В год основания в распоряжении дома призрения был только один жилой корпус, в котором содержались от 50 до 60 мужчин и женщин. Но нуждающихся было гораздо больше. Это побудило Ивана Григорьевича выделить средства на строительство еще одного корпуса, что позволило довести численность призреваемых до 75 человек.
При богадельне была организована столовая, в которой обслуживались не только постояльцы благотворительного заведения, но и «приходящий люд». В среднем в столовой ежедневно питались 62 человека из числа приходящих.
Расходы на содержание одного пансионера богадельни составляли 12 копеек в день и включали не только горячее питание в столовой, но и затраты на отопление и ремонт спальных корпусов, стирку белья, приобретение необходимого имущества. И. Г. Стахеев ежегодно выделял деньги на покупку одежды и обуви для постояльцев, а так же на ежедневное «чаевое довольствие», что позволяло устраивать дополнительные чаепития с душистым сладким чаем утром и вечером11.
Содержание приходящих бедных обходилось устроителям богадельни в 7 копеек в день.
Расходы на содержание богадельни предусматривали выплаты жалованья доктору и фельдшеру, которые в случае необходимости оказывали медицинскую помощь призреваемым.
Еще в 1866 г. дядя Ивана Григорьевича Дмитрий Иванович Стахеев выделил 5 500 руб. на устройство Иосифовской деревянной церкви.
Дополнительные средства в размере 1 тыс. руб. Д. И. Стахеев положил в банк на счет церкви с тем, чтобы ежегодные проценты с 700 руб. поступали в пользу священника названной церкви, а с 300 руб. на текущие ее нужды12.
За годы своего существования мужская и женская богадельни предоставили кров и пропитание сотням нуждающихся.
Традиции милосердия продолжались и множились деяниями и других представителей славного купеческого рода Стахеевых.
Начиная с советского периода до сегодняшнего дня в зданиях бывшей женской богадельни в Елабуге размещается психоневрологический диспансер. И хотя это уже не благотворительное заведение, но дело помощи нуждающимся в нем не оставлено.

I  Статья опубликована при поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Менталитет уездного купечества XIX — начала ХХ в.: на примере купеческих династий Казанской и Вятской губерний», грант № 1 07-01-29101а/В.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Государственный архив Кировской области (ГАКО), ф. 582, оп. 26, д. 846, л. 84.
2. Там же, оп. 96, д. 132.
3. Там же, л. 11 об.
4. Там же, л. 11 а.
5. Там же, л. 11 а (об).
6. Там же, оп. 26, д. 46, л. 169.
7. Там же, д. 846, л. 7.
8. Там же, оп. 96, д. 132, л. 11 об.
9. Там же, оп. 98, д. 110, л. 2.
10. Там же, оп. 96, д. 173, л. 1.
11. Там же, л. 3.
12. Там же, ф. 346, оп. 1, д. 980, л. 124.

Инга Маслова,
кандидат исторических наук