2001 1/2

«Ерак ирдђн якын кљћел берлђн»

Письмо переводчика посольского приказа Кучукая Сакаева своему другу Абдулле Байцину1

 Прочитать личное письмо человека XVII столетия к его современнику - все равно, что подслушать их разговор. Бывает, что речь, дошедшая до нас из глубины времени, оказывается не вполне искренней. Но в нашем случае мы невольные свидетели разговора двух друзей, двух интеллигентов из татар, чиновников дипломатического ведомства. " Ерак ирдђн якын кљћел берлђн азатлы вђ хљрмђтле, вђ галимђтле кђрендђшемез " (Из далекой земли с близкой душой благородному и почтенному, и ученейшему брату нашему), — пишет Кучукай Сака-ев из Москвы в Крым соотечественнику, коллеге и другу Абдулле Билялай углы Байцину в конце лета - начале осени 1657 года2. Между ними очень высокая степень доверия, взаимного уважения, понимания. Их отношения окрашены легким налетом сентиментальности, столь характерной и необходимой для людей, чей родной язык носит в себе, быть может, самые мягкие фонемы мира и заставляет их писать, либо "сагынган хат башы" (начало письма, написанного тоскующим), либо " ерак ирдђн якын кљћел берлђн". Отправитель письма - Кучукай Сакаев, переводчик Посольского приказа, известный историкам своим участием во многих дипломатических акциях Русского государства в 50-80 годах XVII века (среди них - поездка в Персию в 1661-1662 гг.). Из двух переводческих должностей в Приказе (толмач и переводчик), он, несмотря на относительную молодость, в 1657 году занимал самую высокую должность — переводчика3. Сакаев, как следует из письма, жил в Замоскворечье, в Кадашевской слободе — традиционном месте расселения татар и ногайцев старой Москвы. Откуда он происходил, остается неизвестным, в языке его письма доминирует лексика поволжско-приокских татар, но явственны огузские (турецкие, южнокрымские) включения4. Грамматический строй письма подчинен тем же доминантам. Имя же Кучукай - скорее крымско-татарское.

Получатель письма - Абдулла Байцин, тоже переводчик, того же Приказа. Он многократно выезжал в составе посольств в Крымский юрт, не менее двух раз участвовал в переговорах с калмыцкими владетелями-тайшами, в 1668 году ездил в Стамбул. Карьера Байцина в Приказе началась, вероятно, раньше, чем у Кучукая Сакаева5. Абдулла-эфенди - дипломат во втором поколении. Его отец Билялай, специализировавшийся также, как и сын, на крымско-турецком направлении международных связей России, хорошо известен историкам (правда, как Билял Байцин; правильное имя старшего Байцина проявляется только в публикуемом письме)6. Жил Абдулла-эфенди в той же Кадашовской слободе. Кучукай-эфенди упоминает в письме его супругу и дочерей; сын Резеп, позже продолживший дипломатическую династию Байциных, не упомянут. Происхождение рода в какой-то мере известно и связано с городом Касимовым, древней столицей Мещерского края, тюркским Вавилоном, притягивавшим к себе выходцев из самых разных тюркско-татарских стран: улусов Золотой Орды (в XIV - XV вв.), позднеордынских ханств и Ногайской орды (в XVI - XVII вв). Фонетический склад фамилии Байцин (суффикс "цин" вместо почти повсеместно употребляемого за пределами Мещеры "чин") все же заставляет предполагать автохтонный, мещерский генезис ее обладателей.

Кучукай Сакаев сообщает своему другу о самых обычных вещах: благополучии домочадцев, кто-то из родственников, сослуживцев или общих знакомых уехал по делам, об исполнении просьб "близкого душой" и особо почитаемого друга. Абдулла-эфенди в то время был озабочен некой серьезной проблемой ("хэсрэтегез" - так определяет ее Кучукай-эфенди), а глава Посольского приказа ("емир-эфвнде") по ходатайству А. Байцина должен был добиться ее разрешения на аудиенции у царя Алексея Михайловича. Кучукай-эфенди ставит друга в известность о повторном обращении "емир-эфанде" к царю и заверяет его в благополучном исходе дела. В конце письма сообщения сугубо земного свойства: о получении и посылке в Крым жалованья, продуктов. Часть жалованья Кучукай-эфенди должен был отдавать жене А. Байцина. "Если не хватит (того, что осталось после вручения жене ее доли. - С.Ф.), то столько денег просили", — на всякий случай напоминает Кучукай-эфенди.

В ряду фактографических свидетельств послания есть сюжет, который придает письму неординарное источниковедческое значение. "Также, брат наш Абдулла, всем нам испытание было от Всевышнего Аллаха, 22 дня апреля месяца в среду распространился огонь из Кадашова, и все наши дома без остатка сгорели". Имущество спасти удалось, успокаивает он "кврендэш"а. После пожара пострадавшие "долгое время" били челом царю, и в конечном итоге им выдали по 10 рублей. Супруга Байцина поставила на эти деньги новый дом, купив его вскладчину, на две семьи, с Афанасием ("Панасием"), вероятно, Кучумовым, за 15 рублей. "Дочери в то время тоже в Москве были", - деликатно добавляет Кучукай-эфенди.

Упоминания о московских пожарах, ставших драматическими страницами истории средневековой Москвы, в частных документах XVII века крайне редки. Короткий рассказ Кучукая Сакаева позволяет взглянуть глазами простого человека на это событие, отразившееся и в официальном документе - "Дневных записках приказа Тайных дел": "Апреля [в] 22 день, в среду, день был ведрен (дождлив. - С.Ф.) и был ветр велик, да в тот же день был за Москвою-рекою в Кадашове пожар велик; а в ночи было тепло"7.

Примечательны протокольные особенности письма: богословие, наличие над его текстовым полем тугры российских самодержцев XVII века, формы обращения отправителя к адресату, пожелания. Присутствие в письме тугры российских самодержцев составляет неповторимую, невозможную у других авторов, за исключением переводчиков Посольского приказа, особенность характеризуемого эпистолярного памятника. Пять ордынских знэмен-туков, перечеркнутых ладьей буквы "би", с хвостом-шлейфом, уходящим влево от корпуса тугры - небрежная копия знака, удостоверявшего и украшавшего послания российских самодержцев к восточным владетелям. Кучукаю-эфенди, в обязанности которого входило написание писем от царя восточным монархам, вероятно, не один раз приходилось изображать этот знак в золоте над беловыми текстами царских посланий — "мохаббатнаме", и он не удержался от подражания высоким образцам, блистательно воплощавшим родство России как с мусульманским миром, так и с ордынским прошлым8.

Формы официального протокола, генерируемые профессиональными привычками, образованностью и кастовой психологией отправителя, соседствуют с традициями татарского народного письма с его зачинной формулой, открывающей письмо, напоминанием о вознесенных к АллаЬ-тегале "дога" (молитвах), возвеличиванием или чествованием адресата через эпитеты и титулы, если он этого заслуживал. В нашем случае искренность чествования Аб-дуллы Биляловича, как "благородного и почтенного, и ученейшего" человека вне сомнения9.

Оригинальное сочетание официального и народного протоколов в стилистике письма, использование характерных только для того времени форм литературной выразительности в бытовой письменной речи заставляют предположить большую культурологическую ценность неоконченного послания Кучукая Сакаева. Перед нами - осколок малоизвестного пласта татарской средневековой культуры.

Проникающая во все поведенческие нормы вера, устойчивая сопряженность последней с доверием к человеку, дух товарищества составляют нравственную достопримечательность письма.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Письмо Кучукая Сакаева обнаружено автором публикации в фонде № 119 "Калмыцкие дела" Российского государственного архива древних актов (РГАДА. Оп.2. Д.14. Л.154) в деле, представляющем собой мини-коллекцию не систематизированных и не описанных, разрозненных грамот и отрывков столбцов с текстами, написанными в системе арабского и уйгурского алфавитов. Преобладающее большинство текстов арабского алфавита представляют собой черновики посланий российских самодержцев ХУЛ в. к первым лицам Крымского юрта и Калмыцких улусов. Преобладающее большинство текстов уйгурского алфавита - подлинные грамоты калмыцких тайшей XVII в. к российским самодержцам. Последняя категория документов до сих пор, к сожалению, не вовлечена в научный оборот. Использовавшиеся до сих пор синхронные переводы Посольского приказа не могут избавить исследователей от необходимости обращаться к оригиналам посланий тайшей. Важность этой работы усиливается тем обстоятельством, что управленческая практика тайшей и протокольные нормы их канцелярий находились в прямой генетической связи с традици ями старомонгольской государственности.
  2. Письмо написано между первым понедельником зу-ль-каада 1067 г, по хиджре, упоминаемым в письме без указания года (приходится на 22 августа 1657 г.) и 28 ноября 1657 г., которым датируется челобитная посланника Романа Жукова; с ним Абдулла Байцин ездил в Крым. Свою челобитную (с просьбой о вознаграждении по итогам миссии) Абдулла Байцин подал позже, 21 декабря. РГАДА. Ф.123. Оп.1. Д.21. Л.1об., 2об.
  3. РГАДА. Ф.138. Оп.1. Д.7. Л.23; Д.10. Л.10. В 1664 г. за ним отмечено поместье. Ф.138. Оп.2. Д.12. Л.37об.
  4. Ирдезэмез, улыб, чокдин чок, бен.
  5. РГАДА. Ф.138. Оп.1. Д. 7. Л.23; Д.10. Л.10. В 1664 г. за ним также отмечено поместье. Ф.138. Оп.2. Д.12. Л.37об. '
  6. Билялай — искаженная форма от "би-лэйле аи" (ночной месяц); без второго форманта "аи" имя утрачивает смысл.
  7. Белокуров С.А. Дневальные записки Приказа тайных дел 7165-7185 гг.-М.,1908.-С12. (Годы в названии указаны в исчислении от "сотворения мира". - С.Ф.). Записки приказа, фиксация в них замоскворецкого пожара послужили для определения года написания письма Кучукая Сакаева. В обширной по фактографическому охвату монографии Н.Н.Щапова "Пылающая Русь. Страницы из истории пожарного дела государства Российского" (СПб.,1996.) этот пожар не отмечен. В других публикациях по истории пожаров, пожарного дела, краеведческой литературе по Москве упоминаний о нем также найти не удалось.
  8. О тугре российских самодержцев см.: Фаизов С.Ф. Тугра - восточный герб России // Азия и Африка сегодня.-1995.-№ 4.-С.76-80; он же. Восточный герб царей // Герб и флаг России. Х-ХХ века.-М.Д997.-С.253-259.
  9. Помимо сугубо доверительной ауры публикуемого письма в пользу тесной дружбы Сакаева и Байцина свидетельствуют и другие обстоятельства. Если Байцин доверил получить свое жалованье Сакаеву в 1657 г., то в 1662 г. за уехавшего в Персию Кучукая-эфенди "поденный корм" (деньги на продукты) получал Абдулла-эфенди. РГАДА. Ф.138. Оп.1. Д.10. Л.21. В расходных книгах Посольского приказа и иных финансовых документах К.Сакаев и А.Байцин почти всегда указываются рядом, но не только в силу того, что получали примерно равное жалованье. К примеру, в августе 1663 г. оба в один день (с фиксацией на одном листе бумаги) показали, что не располагают поместьями. РГАДА. Ф.138. Оп.1. Д.10. Л.240. Судя по всему, Приказ воспринимал дружеский союз Сакаева и Байцина как очевидную, само собой разумеющуюся и не противоречащую интересам службы реальность. Следует также учесть перекличку имени Кучукая-эфенди и отчества Абдул-лы-эфенди-Кучук аи ("маленький", "молодой"), которое составляло естественную образно-семантическую пару с Билял аем ("ночным месяцем").

 

Письмо Кучукая Сакаева Абдулле Байцину

"Ху1

Би-инайат раббиль-галямин2.

Ерак ирдђн якын кљнел берлђн азатлы вђ хљрмђтле, вђ галимђтле кђрендђшемез Абдулла Билялаевич хђзрђтлђрен Кучукайдин чокдин чок догалар кылыб, сђлђм-сђлђмлђр ирдезђмездер ки, рухым восулында кабул боерылыр. Саниян. Юлдашыгыз вђ кђрдђшегез, вђ жљмлђ онызда, њзегездђ калган йљсерлђренез, бары ќђмагатыгыз сезлђрнећ догагызныћ бђрђкђте илђн, ђлхђмде лилля, шљкер торалардыр. Абдулрахим йомышка китти, Полежаевны ебђрделђр, Мирзагильди алар берлђн китте3. Вђ бђгдђ. Ђгђр лђтыйф ќаныгыз улыб, бу ќђнаб ђхвђлендђн сљђл Шђрифыгыз ителенерсђ, бихђмде лилля, тђгали џђм галигыз бђрђкђтендђ мљбђрђк зу-ль-каада айнын ђввђлендђ, дњшђнбе кљнендђ4 саг в сђлим бђлясез бакый ђмир-ђфђнде5 мљкђррђр, иншалла, ярсын мљбђрђк, дидар шђриф6 [...] Аллаџ-тђгалђ хђзрђтлђре мљйассер кыла в хђсрђтегезгђ, куввђ шђкайсыз, амин ярыб, илхамыз. Ааги, кђрендђшемез Абдулла, ќљмлђмезгђ Аллаџ-тђгалђнен бер тђкъдире булду. Абриль айнын игерме икенче кљнендђ, чђџаршђмбђ кљндђ Кадашовтан ут чыгыб, ќљмлђ эвлђремез калмай, янды вђ њзлђремез кљч илђн уттан ђсбабларымыз берлђн качыб котылдык. Вђ андин соћра янган сђбђбле чок заман баш ордык. Шул укка бер унар сум ќљмлђмезгђ бирделђр, вђ сезнећ юлдашыгыз бер горнича Панасий7 берлђн ун биш сумга алыб салдылар. Бикелђрдђ ул хђлдђ Мђскђњдђ иде. Даги ярлыкаб, ул будыр. Алардай [дђфтђр] мђтагларыгызны алгайсыз. Ќљмлђ ашларыгызны џђм акчаларныда алгайсыз. Мђгђр, акча ќитмђсђ, ул кадђр акча кушкайсыз. Даги, бен сезгђ Терентий-телмач8 берлђн бер золатой9 ебђрдем. Бер илле акчалык шђфагать10 итеб [...] алгайсыз. Даги бер-љч айгы књр-ашлык11, ярбакыр манет12, алгайсыз [...]

РГАДА. Ф.119. Оп.2. Ед.хр.14. Л.154.

Перевод

Он.

Милостью владыки миров.

Из далекой земли с близкой душой благородному и почтенному, и ученейшему брату нашему, Абдулле Билялаевичу, их превосходительству, со многими молитвами наши приветствия. Пусть сбудется желаемое от души моей. Во-вторых. Спутница Ваша и домочадцы, и все имущество, что осталось в уделе Вашем и непосредственно у Вас, все, чем Вы обладаете, благодатью Ваших молитв, хвала Аллаху, благополучно пребывают. Абдулрахим уехал с поручением, Полежаева отправили, Мирзагильди уехал вместе с ними. И затем, если, проявив любезность души Вашей, спросите с высоты своего благородства о состоянии дел в этой стороне, во славу Аллаха, благодаря мудрости Всевышнего и Великого, в начале благословенного месяца зу-ль-каада, в понедельник, остающийся в здравии и благополучии, не знающий горестей господин эмир-эфенди повторно лицо величества [...] Аллах Всевышний в своем величии нам помогает, и, желая завершения несчастья Вашего, без всякого сомнения, будем настойчивы в этом. Да еще, брат наш Абдулла, от Аллаха нам всем испытание было. 22 дня апреля в четверг распространился огонь из Кадашова и все наши дома подчистую сгорели, и сами мы от огня бежали с вещами, и так спаслись. И затем по поводу пожара долгое время били челом, в связи с чем выдали нам по десять рублей каждому. И Ваша спутница вместе с Панасием купила и поставила горницу за пятнадцать рублей. Дочери в то время тоже в Москве были. Также, с позволения, о следующем. То, что следовало получить по [списку], Вы получили, вероятно. Все Ваши съестные припасы и деньги получили, наверное. Если денег не хватит, то столько денег просили. Также я Вам с Терентием-толмачем отправил [...] один золотой. Ходатайство на пятьдесят рублей [...] получили, наверное. Также за три месяца кормовые деньги, в половину медными деньгами, — получили, наверное [...]

Конечные строки письма утрачены. На обороте письма надпись на двух языках. По-русски: "Государю моему брату Обдулу Биляливичю". По-татарски: "Бу хатны Крымда кэрендэшемез Абдулла Билялайвичка раслаулана" (Это письмо адресуется в Крым брату нашему Абдулле Билялаевичу).

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. "Ху", или точнее, "hy", "hya" (Он) - характерная для посланий российских самодержцев восточным владетелям форма краткого богословия. В протокол царских грамот вошла под влиянием дипломатики посланий крымских ханов и принцев, османских падишахов.
  2. Тугра российских самодержцев с приведенной в письме лексикой и схематично показанным изобразительным каноном употреблялась Посольским приказом в течение всего XVII в. самодержцами Михаилом Федоровичем, Алексеем Михайловичем, Федором Алексеевичем, Иваном Алексеевичем и Петром Алексеевичем (Петром I).
  3. Названные лица в 1657 г. в Посольском приказе не служили. Вероятно, речь идет о родственниках, соседях или общих знакомых, служивших в каком-либо ином учреждении.
  4. Первый понедельник месяца зу-ль-каада 1067 г. приходится на 22 августа 1657 г., но нельзя исключить и 23 августа (из-за двухкратной трансполяции исходной даты, с хиджры на григорианский, затем на юлианский календарь, и особенности указания начала суток у мусульман: после захода солнца).
  5. Вероятно, имеется в виду один из двух думных дьяков, возглавлявших Посольский приказ: Алмаз Иванов или Ларион Лопухин.
  6. "Дидар шериф" (лицо величества) — словосочетание, применявшееся в переписке московского и бахчисарайского дворов при упоминании аудиенций высших лиц государств для послов или гонцов другой стороны. См., например, в письмах хана Ислам-Гирея III к царю Алексею Михайловичу, письме Алексея Михайловича к принцу Казы-Гирею (Вельяминов-Зернов В.В., Фаизханов X. Материалы для истории Крымского ханства.-СПб.,1864.-С. 459, 461, 476, 836.). Кучукай Сакаев сообщает Абдулле Байцину о приеме царем одного из думных дьяков, где излагалось остающееся для нас неизвестным ходатайство А.Байцина. Судных дел Байцина по Посольскому приказу за вторую половину 50-х годов не числится.
  7. "Панасий" (Афанасий). Наибольшее предпочтение при идентификации этой персоны следует отдать Афанасию Кучумову, представителю славной династии, многие представители которой служили в XVII в. в Посольском приказе. Афанасий упоминается, в частности, в окладной книге приказа под 174 (1664/1665) г. РГАДА. Ф.138. Оп.2. Л.15.
  8. Терентий-тылмач (толмач) - Терентий Фролов. Выехал из Москвы в Крым 5 августа 1657 г. Миссия его была неудачной. В степи он и его спутники подверглись нападению запорожских казаков, которые убили одного человека и отняли посольские дары, адресованные первым лицам Крыма. Имущество и деньги Абдуллы-эфенди, высланные ему с Терентием, видимо, уцелели. В противоположном случае Байцин упомянул бы о них в своей челобитной, поданной царю 21 декабря 1657 г. РГАДА. Ф.123. Оп.1. Д.1.Л.3-37; Д.17. Л.1-4.
  9. "Бер золатой" - одна золотая монета. За нее осенью 1657 г. в России давали 1,07 рубля, или 35 алтын и 2 деньги. Из материалов о подготовке посольства Я.Якушкина и Г.Михайлова в Крым: РГАДА. Ф.123. Оп.1. Л.23-24. В Крым хану, принцам, членам их семей, придворным в сер. XVII века из Москвы посылали 4653 золотых: РГАДА. Ф.123. Оп.1. Д.14. Л.5-6; Д.13. Л.23-24. Для сравнения: жалованье на "поденный корм" по 4 деньги в день считалось очень хорошим. Именно столько получали в конце 40-х годов сотрудники крымских посольств (посольств из Крыма), привлекавшиеся к переводческой работе в Посольском приказе. РГАДА. Ф.138. Оп.2. Д.10. Л.31, 40.
  10. "Шефагать" — букв.: ходатайство, но в данном случае речь, вероятно, идет о векселе, доверенности или долговой расписке.
  11. "Кур-ашлык" — букв.: печные съестные припасы (первая половина этого двухчастного термина происходит от персидского "курэ" с буквой "кяф" в начале слова "печь", "печка", вторая половина имеет корнем арабское "аш" (еда), тюрко-татарский суффикс "лык" служит расширению смыслового объема, предопределенного исходными понятиями.
  12. "...Ярбакыр манет" — наполовину медные монеты. Допустимо слово "яр" (половина), читать отдельно от "бакыр" (медь). Оговорка Кучукая Сакаева связана с реальностями целой эпохи в истории России, отмеченной выпуском медных денег по цене серебряных (золотые монеты в России не чеканили) и последовавшей жестокой инфляцией. Начало ее приходится на 1656 г., завершается она в 1663 г. после московского "медного" бунта 1662 г. В мае 1663 г. переводчики и толмачи Посольского приказа продолжа жаловаться на выдачу им жалованья медными деньгами: РГАДА Ф.138. Оп.1. Д.10. Л.145.

Публикацию подготовил
Сагит Фаизов,
кандидат исторических наук