2001 3/4

«Мама, береги себя ради нашей встречи»

Азату Ахметшину было всего 13 лет, когда его отца объявили "врагом народа", мать отправили в Челябинскую область, а его самого — в Сарманово.

И потянулись дни нежданно самостоятельной, теперь — почти взрослой жизни. Нужно было не только учиться, но и самому зарабатывать на кусок хлеба. Мальчишка выдержал, проявил характер и волю, стал истинным гражданином.

Шесть лет он жил надеждой на встречу с матерью, несколько раз собирался приехать к ней в ссылку. Мешали не зависящие от него обстоятельства. Ожиданием встречи пронизано и последнее фронтовое письмо Азата Ахметшина: "Мама, была бы ты со мной, видела бы, как мы сражаемся с врагами и идем вперед... Ты меня воспитала достойным защитником Родины. Береги себя! Я не умру, приеду, и мы встретимся, будем жить вместе...". Увы, не довелось им встретиться. Офицер Азат Ахметшин погиб в бою 23 октября 1943 года.

Его судьба — одна из многих тысяч. Всматриваясь в нее, понимаешь, как кощунственно звучали растиражированные угодливой прессой сталинские слова о том, что "сын за отца не отвечает". Отвечали и сыновья, и жены, и другие родственники. Ведь они были по законам того времени "членами семьи изменника Родины". Для одних—безотцовщина, разлука длиною в жизнь, для других — этап, ссылка, ГУЛАГ.

Отец Азата — Мингарей Ахметович Ахметшин был расстрелян через год после ареста. Ему тогда не было и пятидесяти. Прежние заслуги в расчет не принимались. Вот только несколько строк из биографии М.А.Ахметшина: большевик с сентября 1917 года, председатель Мензелинского военно-революционного комитета, Мензелинского уездного исполнительного комитета, народный комиссар внутренних дел Татарии, нарком земледелия, председатель областной партийной контрольной комиссии, нарком рабоче-крестьянской инспекции, председатель ЦИК Татарской АССР. В последний год жизни — государственный арбитр при Совнаркоме республики.

Ахметшина Минзиган Сагидулловна, мать Азата, провела в ссылке восемь с половиной лет. После отбытия срока заключения вернулась в Казань, но здесь ей отказали даже в прописке, и она была вынуждена выехать в г. Коркино Челябинской области. Жила на те скудные средства, что давала работа по уходу за маленькими детьми. Ведь все вещи, имущество были изъяты при аресте.

У М.С. Ахметшиной чудом сохранились более 40 писем сына за 1939-1941 годы, кроме фронтовых (их было всего три), и она их помнила наизусть. Азат пишет матери о своей жизни без родителей, бодрится, а на листе детскими слезами размыты чернила.

Боль, страдания невинных жертв сталинизма — они в этих письмах, ставших волею случая историческим источником. Читатель найдет в них и детали быта предвоенных годов. Теперь адресатов у этих писем много. Нам хотелось бы, чтобы среди них были и юноши, "обдумывающие свое житье".