2015 3/4

Ногаев улус и Европа: история взаимоотношений

Одной из интереснейших персоналий в истории Улуса Джучи был и остается Ногай. Этот Джучид смог создать на окраине государства новый политический центр. На протяжении нескольких десятков лет его воля решала судьбы многих стран Центрально-Восточной и Юго-Восточной Европы. В данной статье будет рассмотрена политика Ногая по отношению к странам этих регионов. Особенно важно сравнить динамику отношений с Европой у имперского центра и Улуса Ногая. Нужно ответить на вопрос, какую роль играла Центрально-Восточная и Юго-Восточная Европа в замыслах Батуидов и Ногая.

По предположению Р. Почекаева, Ногай был отправлен на запад по воле Менгу-Тимура1. Ногай не смирился с второстепенной ролью, которую ему отвели. Он вступил в отношения с мамлюкскими султанами, и именно из арабских документов мы узнаем о нем как об одном из правителей правого крыла Улуса Джучи2. На новом месте Ногай развернул активную деятельность. В 1272 г. он женился на внебрачной дочке Михаила VIII Палеолога Евфросинии и заключил союз с ромеями. Георгий Пахимер открыто признавался: для того чтобы купить благосклонность западных тохарцев (населения Улуса Ногая), ромеи были вынуждены породниться с Чингизидами и отправлять им подарки. Однако в последующем такая политика себя оправдала. Владения ромеев пострадали бы куда больше, если бы Михаил Палеолог не стал свояком Ногая. Византийский хронист сообщал, что Ногай был послан от Каспийского моря в земли на север от Черного моря. Г. Пахимер писал, что Ногай отложился от центра и подчинил своей власти зихов, готов, алан и русов. Михаил VIII Палеолог для того, чтобы заручиться поддержкой Ногая, отправлял ему напитки и кушания, а также серебряные и золотые кубки, дорогую одежду и калиптры. П. Параска предполагает, что утверждение Ногая в регионе произошло между 1270 и 1273 гг.3 После того как он урегулировал конфликт между болгарами и ромеями, под его контроль перешла часть Добруджи с городами Исакча и Вичина4. Г. Пахимер, описывая события 1264-1265 гг., отмечал, что болгары управлялись самовластно и их тогда еще не покорил Ногай. Усиление зависимости произошло уже после брака Евфросинии и Ногая. Давление кочевников на местное население и вызвало восстание Ивайла5.

Никифору Григора Ивайло был известен как Лахана. О себе он сообщал, что был простым пастухом, к которому примкнули разбойники. Его войско победило в открытом бою силы Константина Тиха, а сам болгарский царь погиб во время битвы. Ивайло готовился к нападению на города на болгаро-византийской границе. Однако ромеи его опередили, помогая наследнику Мицо Асеня Иоанну Асеню III. Этот царь приблизил к себе Георгия Тертера6. Г. Пахимер сообщает больше подробностей. Он называет Ивайло свинопасом по имени Кордукува, которое соответствует греческому эквиваленту Лахана. Этот человек умел убеждать людей и собрал значительное войско. Его люди смогли одержать победу над монголами Ногая, а потом победили и войска царя Константина Тиха. Болгары презирали своего царя Константина, поскольку он не смог обезопасить страну от монгольских набегов. Болгары пополняли войско Ивайла. Силы Константина Тиха были малочисленными по сравнению с количеством восставших. После победы над царем Ивайло заколол самодержца, а оставшихся присоединил к своему войску. Эффект от побед Ивайло был настолько значительным, что Михаил VIII Палеолог всерьез размышлял о перспективе союза с ним, но в конце концов предпочел выдвинуть на престол своего ставленника Иоанна III, сына Мицо Асеня7.

Ивайло в то же время стремился легализировать свою власть. Он овладел Тырново и начал жить в браке с царицей Марией. Но не все в Болгарии были довольны Ивайло, в том числе и из-за брака с царицей Марией, которую народ ненавидел. К тому же в Добруджу вторглись воины Ногая. Ивайло в 1278 г. был вынужден отступить в Силистрию, которую вскоре осадили монголы. Также на юге активизировались ромеи. Протостратор Михаил Глава взял крепости Петрич и Провадию. После взятия Преслава путь на Тырново был открыт. В 1279 г. войска ромеев и Ногая осадили Тырново. Отсутствие Ивайло дало о себе знать. Как только прошел слух, что Ивайло убит монголами, тырновцы выдали царицу Марию Иоанну III Асеню. Тырнов заняли ромеи и болгары, верные Иоанну III. Это произошло не без содействия Георгия Тертера, который пользовался уважением болгар. Конечно, Ивайло не хотел так просто терять власть. Он осадил Тырново и при Диавене победил войско ромеев протовестиария Мурина, которое могло оказать помощь осажденным. После этой победы Ивайло пришлось одержать еще одну победу. Его войска победили войско ромеев протовестиария Априна в битве около Средны Горы. Интересно, что на волне успеха к Ивайло присоединился Касим-бег (Чавушбаши), который, возможно, был кыпчаком. Воспользовавшись тем, что силы Ивайло были отвлечены битвами с ромеями, Иоанн III Асень бежал из столицы, а потом и из страны. В его отсутствие престол занял Тертер, который для того, чтобы укрепить свое положение, отправил посольство к Ногаю. К помощи Ногая прибегли также Ивайло и Иоанн III Асень. За Иоанна III Асеня хлопотал Михаил VIII Палеолог. Он отправил многие дары Ногаю и делал акцент на том, что Иоанн III — это наследственный правитель. Сам Ногай поддерживал взаимную вражду между Иоанном III Асенем и Ивайло. Он получал от них дары и извлекал максимальную выгоду из вражды болгар между собой. Беклярибек Улуса Джучи обещал многое то Иоанну III Асеню, то Ивайло, но не осуществил ничего. Однако переговорами он усыплял бдительность болгар. Когда пришло время, на пире, пользуясь тем, что Иоанн сидел ближе к нему, чем Ивайло, Ногай отдал приказ убить Ивайло. Вместе с Ивайло был убит Касим-бег. При этом Ивайло закололи ножами, что свидетельствует о том, что на простого крестьянина не распространялся обычай казнить без пролития крови. Такая привилегия предоставлялась только знатным. Ногай мотивировал казнь между враждой Ивайло и Михаилом VIII Палеологом. Ивайло было необходимо убить из-за того, что он поставил под вопрос монгольское доминирование в Болгарии и побеждал монголов в битвах. Как правитель Иоанн III Асень был слабее, чем Ивайло8.

Участие Ногая в событиях на Балканах вынудило Менгу-Тимура проводить активную политику в западном направлении. В 1279 г. он направил к Михаилу VIII Палеологу своего посла — сарайского епископа Феогноста. Феогност доставил византийскому императору подарки от хана и митрополита. Этот эпизод подпортил отношения между Михаилом VIII Палеологом и Ногаем. Ногай перестал активно поддерживать Иоанна III Асеня, вследствие чего в Болгарии к власти пришел Георгий Тертер. Лишенный поддержки Ногая, Иоанн III Асень был вынужден спасаться бегством в Византию. Георгия Тертера поддерживали болгарские бояре. Ногай был готов предоставить византийскому императору четыре тысячи воинов для похода против Иоанна Дуки, который правил Фессалией. Только смерть Михаила VIII Палеолога помешала этому. В начале царствования Андроника II Палеолога в византийских войсках присутствовали монгольские наемники. Никифор Григора сообщает, что их было четыре тысячи и что они были отданы под командование Михаила Главы Тарханиота. По поручению императора наемники должны были нападать на земли трибаллов. Под этим этнонимом у византийцев значились многие народы, но в случае с текстом Н. Григора это было указание на сербов, что подтверждается и в сербских источниках. По данным «Жития Милутина», сербы заняли Горний и Дольный Полог, Скопле, Овчье Поле, Злетово и Пиянац. Сербы поддержали фессалийского севастократора Иоанна. Против фессалийцев и сербов Андроник II Палеолог собрал войска из разных народов, а также турок и татар. Кампания на р. Дрим была неудачной. По сообщению Данила II (составителя «Жития Милутина»), многие татары погибли при переправе через Дрим, а те же, кто все-таки смог пересечь реку, были разбиты сербами. Командующий татарским отрядом Черноглав (по-тюркски Карабаш) был обезглавлен. Разбитое татарское войско возвращалось через Болгарию, опустошая местности по пути9. По данным Рочника Красинских, в 1284 г. татары совершили нападение на земли константинопольского королевства и опустошили многие местности. В польской хронике нашли отображение слухи о намерении татар воевать против Иоанна Дуки, который правил Фессалией10. В Густынской летописи сказано, что в 1284 г. татарами был совершен поход на венгров и греков11. На самом деле в 1284 г. состоялся татарский поход против сербов.

С 1285 г. наблюдалось упрочнение позиций Ногая на Балканах. Георгий Тертер был вынужден женить свою дочь на сыне Ногая Чаке, а Тодор Светослав оказался заложником при дворе Ногая. В 1292 г. Георгий Тертер вообще был смещен с престола и спасся бегством в Византию12. Большую силу имели бояре Смилец, Войсил и Радослав, которые владели уделами в Центральной Болгарии. Родственник Георгия Тертера Олдамур (Елтимир) владел областью Кранаскату. На Македонию претендовали сербы и ромеи. Но фактическим хозяином Балкан стал Ногай. После того как Георгий Тертер эмигрировал в Византию, болгарским царем был провозглашен Смилец. Естественно, это случилось по воле Ногая13. Отношения с византийским императором Андроником II у Ногая не сложились, и в 1297 г. Смилец со своими болгарами вместе с подданными Ногая воевал против ромеев. Й. Андреев считал, что Ногай осуществил два похода против ромеев — в 1297 и 1298 гг.14 Еще в 1292 г. к Ногаю прибыло венецианское посольство, которое должно было урегулировать вопросы торговли в землях Улуса Ногая. В случае успеха миссии послу предписывалось остаться у Ногая с полномочиями консула15.

Болгарские кыпчаки враждовали с Венгрией. Дьёрдь Совари воевал против кыпчака Дормана и его болгарских союзников. Дорман в болгарских документах Дрман. Дорман и Куделин правили в Браничево. По мнению И. Вашари, во второй половине 1284 г. Дьёрдь Совари осуществил экспедицию против Дормана в Браничево. Исследователь связывал появление Дормана и Куделина в этом регионе с поражением кыпчаков в битве на озере Ход в 1282 г. Вопрос о занятии Куделином и Дорманом региона Кучево и Браничево уже имеет солидную историографию. Л. Макай считал, что уже в 1272 г. Дьёрдь Совари воевал с Дорманом. П. Ников предполагал, что венгры потеряли контроль над этими провинциями после 1273 г. Х. Димитров, который детально разобрал этот вопрос, считает, что переход этих территорий под болгарский сюзеренитет было возможно не раньше 80-х гг. XIII в. Дормана и Куделина он считал болгарскими боярами. В регионе Браничево и Кучева венгерские владетели упоминаются между 1273 и 1279 гг. Венгерские правители региона титуловались банами и ишпанами. Их влияние на Дунае было сильным. Союзником венгров стал их недавний противник — Яков Светослав. Он титулировался императором Болгарии. С 1266 по 1274 г. Яков Светослав был союзником венгров и Карла Анжуйского. Фактически он был независимым правителем Видинского княжества, но до восстания Ивайло был насильственно устранен. Обособление Браничево и Кучево Х. Димитров связывал с восстанием кыпчаков против венгерской власти. Кыпчаки отступали на территорию будущего княжества Валахия и в Браничево16.

Однако в вопросе обоснования Дормана и Куделина в Браничево и Кучево есть проблема. В «Хронике Венгров» Яноша Туроци упомянуто, что уцелевшие в бою на озере Ход кыпчаки бежали к монголам. Согласно одной из грамот Ласло Куна, которая датирована 1288 г., король вместе с дворянами и баронами преследовал кыпчаков. Увлеченные погоней, они пересекли горы и оказались в земле Улуса Джучи, а это значит, что кыпчаки отступали не на юго-восток, а на восток. Правда, один из кыпчакских вождей — Олдамур — потом стал одной из знаковых персон болгарской истории. Данные венгерских источников свидетельствуют, что установление власти Дормана и Куделина не связано с поражением венгерских кыпчаков. Скорее всего, Дорман и Куделин были как раз болгарскими кыпчаками17.

Между Дорманом, Куделином и сербским королем Милутином разгорелась война за обладание районом Белград и Браничево. Эти земли некоторое время принадлежали венграм, однако во времена Ногая они оказались в составе Болгарии. Войну начал сербский князь Драгутин, который желал занять земли бывших венгерских владений Баранч и Кучо. Ему уже по браку с венгерской принцессой Катериной достались территории банатов Узора и Соли. Этими землями он владел как венгерский вассал. Драгутин имел амбиции взять регион, прилегающий к Видину, под свой контроль. Стефан Драгутин в 1284 г. осуществил нападение на владения Дoрмана и Куделина, однако он не смог захватить их земли. Более того, Дорман и Куделин наняли многих куманов и монголов и атаковали земли Стефана Драгутина. Тот оказался в такой сложной ситуации, что был вынужден обратиться за помощью к своему брату Стефану Урошу Милутину, который правил в Рашке. Объединенное войско отбило нападение Дормана и Куделина. В кампании 1284 г. на стороне Стефана Уроша Милутина принимали участие венгры, которые находились под командованием магистра Дьордя сына Шимона. В венгерском войске была трансильванская пехота и конные отряды кыпчаков. Сербы и венгры были заинтересованы в завладении важным регионом Браничево. Успехи венгров были скромны. Сербскому королевичу Стефану Драгутину была отдана Мачва, которой он правил как вассал венгров18.

В 1291 г. Стефан Урош Милутин, собрав все сербское войско, двинулся против Дормана и Куделина. Сербы завоевали Браничево и присоединили его к венгерскому банату Мачва. Это вызвало реакцию Шишмана. По сведениям Данила II, этот правитель правил Бдином (Видином). В 1292 г. войско Шишмана прошло через жупу Хвосно и дошло до местности Жрдело (ущелье Горнячко и местность в Руговском ущелье). В этой горной местности было убито много болгар, сербы же, преследуя отступавшие войска Шишмана, подступили к Видину. Сербы взяли город, а Шишман бежал к Ногаю через Дунай. Это вызвало вмешательство со стороны Ногая, который благоволил болгарским аристократам кыпчакского происхождения. К Ногаю присоединились все, кто воевал против сербов. Войска Ногая были значительными, и Стефан Урош был вынужден урегулировать вопрос дипломатическим путем. Заложником к Ногаю был отправлен сын Милутина Стефан. Этот Стефан был не кем иным, как Стефаном Дечанским, отцом Стефана Душана. Смерть Ногая Стефан Урош Милутен счел Божественным вмешательством. По мнению архимандрита Леонида, Стефан Дечанский вернулся от Ногая в 1296 г. К. Иречек считает возможной иную дату — 1300 г. В любом случае, зависимость Сербии от Улуса Ногая продолжалась восемь лет — с 1292 по 1300 г. Болгария и Сербия в 1298 г. стали союзниками. Дочь Смильца вышла замуж за Стефана Дечанского, а это значит, что сербский королевич пробыл во владениях Ногая не до смерти этого Чингизида, а до начала открытых военных действий между Токтой и Ногаем. В 1299 г. Стефан Урош Милутин женился на Симоне Палеолог, чем достиг союза с Андроником II Палеологом и фактически закрепил за собой Македонию. До этого он развелся с Анной Тертер Асениной, поскольку считал родство с Тодором Святославом ненужным. Таким образом, Сербия вовсе не была в прямой зависимости от Ногая. В источниках не зафиксировано участие сербов в далеких походах, да и Ногай не решал в сербских землях дела о престолонаследии. Скорее всего, зависимость имела форму уплаты дани и отправления в качестве заложника наследника престола19.

Зависимость болгар была более плотной. Как свидетельствуют данные Г. Пахимера, Ногай фактически распоряжался престолонаследием в Болгарии, а болгарские войска участвовали в походе против соседей. Очевидно, зависимость Болгарии от Улуса Джучи имела много общих черт с зависимостью от Джучидов правителей Галицко-Волынской Руси. Болгары были вынуждены встречать Ногая с питьем и подарками, а при пребывании его войска на болгарской территории обеспечивать его продовольствием. Союзные отношения Ногая с ромеями были продиктованы желанием оказывать влияние на Болгарию. Михаил VIII Палеолог и Ногай считали Болгарию зоной своего влияния и сообща возводили на престол угодных представителей знати. Установление власти Ногая в Болгарии можно датировать 1273 г. Утрата влияния Ногаидов над Болгарией и Сербией ознаменовалась смертью Ногая20.

Отдельно нужно сказать о литовском векторе внешней политики Ногаевого Улуса. Подобно тому, как Романовичи по воле Бурундая совершили поход на Литву и Польшу в 1260 г., так и в 1277 г. по воле Ногая они выступили походом на Литву. Инициатива осуществления этого похода принадлежала именно Ногаю. Как повод для его осуществления были использованы слова Романовичей о беспокойствах, причиняемых русинам литовцами. Возможно, вторжения литовцев служили оправданием для уплаты дани не в полном размере. Но эта отговорка была использована Ногаем против самих Романовичей. Полководцы Джучидов двинулись на Литву, а это значило, что на русинов была возложена обязанность встречи полководцев и обеспечения их продовольствием21. Нельзя сказать, что этот поход был не в интересах галицко-волынских правителей, поскольку в 1275 г. литовцы и русины уже воевали между собой. В том году коалиционное войско из нескольких княжеств Руси и отряды полководцев Менгу-Тимура совершили поход на Литву. Это было предприятие центрального золотоордынского правительства22. Причиной для похода были враждебные действия литовцев относительно русинов. В 1274 г. Трайдянис совершил нападение на Подляшье и сжег Дорогичин. Лев Данилович отбил у литовцев Дорогичин. Именно он в 1275 г. организовал общий с монголами поход на Литву23. В интерпретации составителя Густынской летописи поход был обусловлен тем, что Трайдянис захватил в 1273 г. землю Льва Даниловича и Владимира Васильковича. Лев, по версии летописца, послал к Менгу-Тимуру помощь. Сообщалось, что монголы много зла принесли Литве и только крамолы вынудили русинов отступить24. Лев Данилович вместе с монголами взял один из литовских городов25. Литовцы отстояли Новогрудок. В 1276 г. пруссы, поселенные Трайдянисом под Слонимом, были атакованы Романовичами. Пребывая в сложной геополитической ситуации, ощущая давление со стороны Ливонского Ордена, литовцы уступили русинам Слоним и Волковыйск26. А. Никжянтайтис считает, что инициатива войны с литовцами принадлежала Льву Даниловичу, который был врагом Литвы и проявил это в убийстве Вайшялги27. Э. Гудавичюс предполагает, что Лев Данилович проводил антилитовскую политику, привлекши к союзу монголов. События около Новогрудка он датировал периодом между 1274 и 1276 гг. Поход Мамшея и Льва Даниловича в район Гродно литовский исследователь датировал 1278-1279 гг.28

В 1277 г. началась новая война Романовичей с Трайдянисом. Войска Галицко-Волынского государства и вспомогательные силы Мамшея атаковали Чёрную Русь и подошли к Гродно29. Галицко-волынский летописец сообщает, что Лев Данилович вместе со своими союзниками потерпел сокрушительное поражение от литовцев30. Но А. Дубонис указывает на то, что литовцы после этой победы почему-то не стали атаковать волынское пограничье, а Трайдянис во время похода на Малопольшу даже отправил на помощь Льву Даниловичу вспомогательные контингенты. Литовцы в этом походе взяли большую добычу31. Поход татар Мамшея и русинов Льва Даниловича откорректировал внешнюю политику Трайдяниса, развернув ее на восток. Другими словами, Трайдянису было выгодно поддерживать мир на своих южных границах. Трайдянис формально оставался независимым от Льва Даниловича и Ногая, но не проводил враждебной им политики. Можно заметить, что Ногай и Менгу-Тимур соревновались между собой в вопросе: кто приведет Литву к зависимости. Однако попытки и Ногая, и Менгу-Тимура были одинаково безуспешными. Литовцы не дали русинским и джучидским войскам продвинуться далее Чёрной Руси. В целом походы 1275 и 1277 гг. были одинаково неудачны. Попытки втянуть Литву или в состав Улуса Джучи, или сделать ее вассалом Улуса Ногая были неудачны. Лев Данилович использовал вспомогательные войска монголов для решения своих задач, однако это не имело значительного эффекта. При помощи монголов Романовичи обеспечили себе мир на северных границах.

Еще одним театром боевых действий, где Ногай желал сыскать славы, была Польша. На эту страну было совершено несколько походов, и только один из них имел общегосударственный статус. Согласно «Продолжению малопольских анналов по шамотульской рукописи», 24 февраля 1280 г. войско Льва Даниловича вместе с вспомогательными отрядами из литовцев и монголов было разбито малопольским войском под командованием палатинов краковского и сандомирского Петра и Януша, а войско Лешка Чёрного опустошило землю русинов и уничтожило их замки. Согласно «Продолжению малопольских анналов по рукописи Куропатницкого» русины и монголы были побеждены в битве под Гозлицей в 1280 г. В рочнике Яна Траски указано, что палатины краковский Пётр и сандомирский Ян с 600 воинами одержали победу над множеством русинов, литовцев и монголов, а Лешек Чёрный на протяжении 15 дней преследовал Льва Даниловича, разоряя его земли и уничтожая его замки. При Лешеке Чёрном, по данным Яна Траски, было 30 тысяч конницы и две тысячи пеших. Поляки одержали победу над русинским войском Льва Даниловича, в котором были монгольские и литовские наемники32.

Александр Гванини сообщает о походе монголов на Польшу в 1279-1280 гг. Согласно нему, Лев Данилович хотел завоевать польские земли, повоевав на Люблинской земле и подступив к Сандомиру. Около Гослицы его встретили силы краковского каштеляна Варшо и сандомирского воеводы Яна. Битва произошла 3 февраля 1280 г. Сообщалось, что вначале в бой вступили монголы и пруссы, но они были побеждены поляками. Восемь тысяч из войска Льва Даниловича погибло, а две тысячи попало в плен. Лешек Чёрный имел 15 тысяч конницы и две тысячи пехоты. Он повоевал на Русской земле до Львова33.

Марцин Бельский датирует вторжение Льва Даниловича временем после смерти Болеслава Пудыка и началом правления Лешка Чёрного. Польский хронист указывал, что со Львом Даниловичем пришли русины, монголы и литовцы. Битва произошла в двух милях от Сандомира, у Гослиц. Поляков возглавлял краковский каштелян Варш и сандомирский воевода Пётр. Сведения о дате битвы и потерях русинов и татар те же, что и у Александра Гванини34.

Марцин Кромер сообщает, что в начале правления Лешека Чёрного Лев Данилович с русинами, литовцами и монголами воевал против поляков. Земли сандомирские были опустошены огнем и мечом. Пётр воевода краковский, Януш (Ян) воевода сандомирский и Варш каштелян краковский дали им бой у Гослиц. Сведения о потерях русинов те же, что и у Марцина Бельского, поляки взяли семь хоругвей35.

Ян Длугош датирует события 1280 г. Он сообщает, что вместе с русинами шли литовцы, ятвяги и татары. Польский хронист приписывает Льву Даниловичу намерение покорить всю Малопольшу и сообщает, что после опустошения Люблинской земли войска Льва Даниловича прошли до Вислы и Сандомира. Под Гослицей им дали бой поляки под командованием краковского каштеляна Варша, Петра сына Альберта Краковского и Януша (Яна) Сандомирского. Сведения о дате битвы те же, что и у предыдущих хронистов. Битва состоялась 3 февраля, и в ней победили поляки36.

В Густынской летописи поход датирован 1279 г. Лев Данилович, по версии летописца, попросил у Ногая помощи, и к нему прибыли полководцы Кончак, Кубатан и Козей. Сказано, что татары и русины подошли к Сандомиру и Кракову и стояли на Сяне и Висле. Успехи поляков в Густынской летописи еще больше преувеличены, чем в польских хрониках. На 1279 г. были перенесены реалии из повествования Ипатьевской летописи о походе Телебуги и Ногая в 1287 г.37

Одним из ключевых вопросов является датировка походов. Источники предоставляют зачастую очень противоречивую информацию. Поход монголов на Польшу в малопольских анналах кенигсбергской рукописи был датирован 1276 г.38 В малопольских анналах шамотульской рукописи он датирован 1293 г.39 Сообщалось, что в битве погиб ленчицкий князь Казимир. В малопольских анналах рукописи Куропатницкого сказано, что в 1288 г. монголы были в Сандице, а в 1293 г. — около Сандомира40. В краковских компилятивных анналах сказано, что монголы в 1288 г. опустошили Краков41. В 1293 г., по данным Яна Траски, монголы находились около Сандомира42. В польских анналах достаточное количество неточностей. Их хронология сбивчива. Так, по данным анналов краковских мансионариев, в 1249 г. монголы совместно с русинами и литовцами взяли Сандомир. События 1259-1260 гг. были перенесены на одиннадцать лет раньше43. Большинство сведений можно уверено относить к событиям 1287 г.

Только сведения Яна Траски и Малопольских рочников о вторжении монголов в Сандомирскую землю в 1293 г. позволяют выделить еще один самостоятельный поход монголов44. К сожалению, Галицко-волынская летопись была доведена только до 1292 г. Под 1291 г. упомянуто, что Лев Данилович пришел на помощь Болеславу, его союзниками также были Кондрад и Локетек. Также указано, что Лев Данилович был союзником чехов. Одна борьба за Краков в польских анналах упомянута отдельно от вторжения монголов в Малопольшу, то есть нет возможности связать последнее известное действие Льва Даниловича с действиями монголов45.

Этот поход Aлександр Гванини датирует 1292 г. и сообщает, что масса монголов напала на Люблинскую и Сандомирскую земли, забрав много людей и скота, таким образом ослабив Локетка, который был Сандомирским князем46. Марцин Бельский писал, что в 1293 г. много монголов пришло в Люблинскую и Сандомирскую земли. Они взяли большой полон47. Ян Длугош отмечает, что в 1293 г. во время борьбы за престол между Владиславом Локетком Куявским и Вацлавом Чешским в Сандомирскую землю вторглись монголы, которые были разделены на несколько частей48. Поход на Польшу должны были осуществить воины Ногая, имея базой земли Галичины. Долгое время на это сообщение польских анналов ученые не обращали внимание, поскольку не имели данных из иных источников. Однако упоминание события во многих рочниках и включение в хроники Яна Траски и Яна Длугоша свидетельствуют о правдоподобности сведений польских источников.

Марцин Бельский сообщает, что в 1300 г. русины разорили Сандомирские земли и сожгли замок в Корчине. Русины пришли с монголами и литовцами. Им дали бой при Люблине жители Сандомирской земли под началом Петра Галки. Русины, татары и литовцы потерпели поражение и спаслись бегством в Люблине. Много погибло от голода49. Малопольские анналы рукописи Куропатницкого представляют другую картину. Там сказано, что русины пришли в Сандомирские земли, взяли и опустошили Новый город, в то время как сандомирское войско воевало с чешским королем Вацлавом50. Ян Длугош также сообщает, что русины вторглись в Сандомирские земли и взяли Новый город51. Как можно убедиться из исторических хроник, поход осуществили только русины.

По данным малопольских анналов шамотульской рукописи, в 1302 г. русины и монголы опустошили Сандомир и подошли к Люблину. По информации польского источника, войска из Сандомирской и Краковской земель подступили к Люблину. Малочисленное польское войско одержало верх над множеством русинов, литовцев и монголов. Польский хронист сообщает, что поляки отвоевали Люблин, который перед этим несколько лет контролировали русины. В малопольских же анналах кенигсбергской рукописи коротко сказано, что монголы приходили в Польшу и взяли Сандомир. В рукописи Куропатницкого союзником русинов и татар был назван польский князь Владислав. Ян Траска сообщает, что в 1302 г. краковские и сандомирские рыцари подступили к Новому Люблину, который за много лет до этого захватили русины. Польский хронист говорит о победе поляков в тех же выражениях, что и автор малопольских анналов шамотульской рукописи52. Ян Длугош сообщает, что в 1302 г. русины, литовцы и монголы вторглись в Сандомирскую и Краковскую земли. В сражении под Люблином поляки победили, а уцелевшие русины, литовцы и монголы укрылись в люблинском замке, который позже тоже взяли поляки53.

Ногай мог саботировать военные кампании, если они препятствовали реализации его замыслов. Ярким примером этого была кампания в Венгрии в 1285 г., когда Ногай, некоторое время действуя в Венгрии, отступил в свои владения, оставив хана Телебугу (Тула-Бугу) воевать в Трансильвании. Войска Льва Даниловича и других князей Юго-Западной Руси приняли участие в походе Телебуги против венгров (1285 г.). Ногай саботировал поход, повернул через Трансильванию к Брашову. Оттуда он вернулся в свои владения. Для Телебуги кампания началась удачно. Джучидские войска атаковали Потисье. По сведениям Яноша Туроци, авторов иллюстрированной и дубницкой хроник, Петра Ранзания, монголы проникли глубоко в Венгрию. Позднее данные Яноша Туроци были заимствованы составителями Густынской летописи. Венгры изначально избрали оборонительную тактику. Похоже, что Телебуга должен был соединиться с войсками Ногая в Трансильвании. Войска Джучидов взяли Быстрице, Окна-Дэжулуй, Клуж-Мэнэштур, Турду, Окнеле-Турзии, Риметя-Траскэулуй. Но трансильванские саксы, секеи и влахи эффективно противостояли им. Опираясь на крепости, венгерские войска предпринимали удачные набеги на врага. В грамоте 1289 г. Ласло Кун, подтверждая свободы и привилегии секеям Арджеша, отметил, что они дарованы им за победу над монголами при Траскове в 1285 г. Телебуга из Венгрии вернулся на территорию Галицко-Волынской державы54.

В малопольских анналах шамотульской рукописи указано, что Бог наслал на татар голод и эпидемию чумы. Чтобы оградить себя от лишений, по сведениям польского хрониста, монголы окружили себя пленными христианами, но те стали бороться против них и победили. События датированы 1284 г.55 Галицко-волынский летописец датировал поход на Венгрию 1282 г. Владимир Василькович уклонился от похода, сославшись на болезнь. Лев Данилович с сыном Юрием также повернул назад, сославшись на то, что Болеслав опустошает его земли около Щекарева. Романовичи воевали около Люблина. Польские войска, которые подошли к Бресту и воевали по Кросне, были отражены местным гарнизоном под командованием Тита. Галицко-волынский летописец сообщает, что Телебуга хотел перейти гору, но заблудился. Далее следуют мифические данные о погибших среди монголов от мора (100 тысяч) и каннибализме, а также сведения о том, что Телебуга вышел из гор пешим со своей женой56. Сведения галицко-волынского источника в отношении достоверности сильно уступают венгерским источникам, которые датируют поход 1285 г. Без сомнения, в войске Телебуги мог возникнуть джут (обледенение пастбищ), который мог привести к падежу коней. Именно так можно трактовать сведения об исходе Телебуги пешим из похода в Венгрию. Возможен был и голод среди воинов, однако случаи каннибализма — это уже, скорее всего, вымысел летописца.

Интересен рассказ составителя Густынской летописи. В ней сказано, что татары пошли на греков и венгров в 1284 г. Вместе с Ногаем, названным татарским царем, шел Телебуга. Указано также, что много зла потерпели венгры от татар. В иных деталях описание похода Густынской летописи похоже на описание галицко-волынского летописца, это и блуждание монгол в горах, и случаи каннибализма, и мифические сто тысяч погибших57.

По сведениям Рукн ад-Дина Бейбарса ал-Мысри, Телебуга обратился к Ногаю с просьбой о совместном походе на землю Керела. Ногай двинулся в поход со своим войском. Они безнаказанно опустошали и убивали население завоеванных территорий. С наступлением зимы войска Ногая вернулись на зимовники. Телебуга же остался на вражеской земле. Арабский хронист сообщал, что войско заблудилось и шло по степям и пустыням. Многие погибли от сильного холода. Виновником провала похода Телебуга считал Ногая. С этого момента между ними началась вражда58.

Галицко-волынская и Густынская летописи сообщают много недостоверных деталей. Неудачи монголов сознательно преувеличены. Рукн ад-Дин Бейбарс ал-Мысри же сообщает информацию из третьих рук, которая в общих деталях передает факты похода монголов. Относительно датировки похода более достоверны сведения венгерских хроник. О его деталях они также передают приблизительную информацию. Более точны сведения актового материала.

После похода в Венгрию Телебуга задумал совершить поход в Польшу. Кроме того, он вынашивал планы относительно Романовичей. Однако его силы были подорваны. За время пребывания монголов во владениях Романовичей по приказу Телебуги было перебито и угнано в плен 12,5 тысячи человек. При этом Романовичи были вынуждены игнорировать опустошения, совершенные их единомышленниками, которые в союзных землях вели себя как оккупанты. Мстислав Данилович встречал Телебугу на Горыни, Владимир Василькович — на Липе, Лев Данилович — около Бужковичей. Князья приносили хану дары и питье. Кроме Романовичей в походе против Польши приняли участие заднепровские князья, то есть Ольговичи. Войско двинулось к Завихосту, оттуда к Висле. Поскольку Висла еще не замерзла, Телебуге и Романовичам пришлось двигаться вверх по течению к Сандомиру. Войско Улуса Джучи перешло р. Сан по льду и подошло к Сандомиру. Однако осада этого города сложилась неудачно. От Сандомира войско Телебуги и Романовичей двинулось к Кракову, но отступило назад, достигнув Торжка. Ногай изначально двигался вместе с Телебугой, но вследствие некоторых противоречий уже около Перемышля войска несколько разделились. Опережая Телебугу, Ногай подошел к Кракову, однако не смог взять город. События датированы галицко-волынским летописцем 1283 г. Он сообщал, что в ту зиму в Польше был большой мор. Очевидно, эпидемия и обусловила отступление монгольских войск59. Ногай и Телебуга не смогли добиться значительных успехов и опустошили пограничье. А. Горский считает, что за период 1282-1287 гг. было не два, а один поход Телебуги и Ногая на Польшу. М. Грушевський60, А. Астайкин61, В. Егоров62 считали, что было два похода на Польшу. О походе на Польшу сохранилось два разных повествования — галицкое и волынское. При этом волынское повествование менее точно в военных деталях, но имеет данные о трениях между Романовичами в походе.

Относительно хронологии событий более надежны сведения польских источников. По данным краковского рочника, Джучиды атаковали Краковскую землю. Ян Траска просто сообщал о вторжении в Польшу. По сведениям «Краковского Календаря», в 1287 г. Телебуга и Ногай напали на Краковскую землю. По сведениям анналов краковских францисканцев в том же году татары напали на Сандомир, Краков, Серадзь, Мазовию и Куявию. Они увели в плен 31 тысячу поляков, но так и не взяли какой-либо большой город63. Александр Гванини сообщал, что в декабре 1287 г. татары со своими царями Ногаем и Телебугой пришли в Люблинскую землю и Мазовию. Потом они пришли в Сандомирскую, Серадзькую и Краковскую земли, огнем и мечем прошлись до самых Татр. Лешко Чёрный бежал в Венгрию. Одних женщин было угнано 20 тысяч64. Марцин Бельский сообщал, что татары пришли в декабре 1286 г. Относительно предводителей похода и первых польских территорий, куда вторглись монголы, у него были те же данные, что и у Гванини. После Мазовша и Люблина монголы пришли в Сандомирскую и Краковскую земли. Марцин Бельский отмечал, что в 1287 г., возвращаясь из похода, татары хотели взять Владимир-Волынский65.

Ян Длугош сообщал, что вторжение татар произошло зимой 1287 г. под управлением Ногая и Телебуги. Сведения о польских землях, которые были атакованы монголами, практически те же, что и у Александра Гванини. Информация отличается лишь тем, что Длугош сообщает о неудачной осаде Сандомира и что накануне Рождества Христова монголы подходили к Кракову, но, увидев его большой гарнизон, отступили66. Марцин Кромер четко не датирует события: монголы опустошили Люблинскую землю, затем сандомирские и серадзские земли, к Рождеству Христову подошли к Кракову и опустошили его окрестности67.

Из всех походов в Польшу эпохи Ногая только поход 1287 г. был осуществлен центральной властью Улуса Джучи совместно с Улусом Ногая. По сведениям Галицко-волынской летописи, в походе 1287 г. приняли участие хан Телебуга и ордынский царевич Алгуй. Вместе с ними шли Лев Данилович, Юрий Львович и Мстислав Данилович. Владимир Василькович уклонился от похода, сославшись на болезнь. Нужно сказать, что Владимир поддерживал хорошие отношения с Литвой и поляками. Мстислав и Лев Даниловичи же были вынуждены принять участие в походе. Попутно решалась судьба наследия Владимира Васильковича. Хотя изначально Владимир хотел оставить свой удел Юрию Львовичу, но присутствие в джучидском войске Телебуги и Алгуя обусловили передачу владений Владимира Васильковича Мстиславу Даниловичу. В 1286 г. Лев Данилович, действуя через Ногая, склонял Владимира Васильковича к передаче его удела Юрию Львовичу. В 1287 г. ситуация изменилась, поскольку Мстислав Данилович заручился поддержкой Телебуги. Вообще летописец, сообщая о событиях тех лет, куда более подробно описывает взаимоотношения между Романовичами, чем дает описания походов. В Ипатьевской летописи наряду с 1283 г. (как дата похода на Польшу) указан 1287 гг.68 Относительно похода сообщалось, что Юрий Львович воевал около Люблина, взял большой плен и опустошил Люблинскую землю. В этих событиях Юрий Львович выступал союзником польского князя Конрада69.

В Густынской летописи поход на Польшу датирован 1286 г. Сказано, что Романовичи пошли неволей с монголами и опустошили местности около Люблина и Мазовша. Войско татар и русинов описано как очень многочисленное. Указано, что осада Сандомира была неудачной, а Ногай пришел к Кракову под Рождество. Лешко Чёрный спасся бегством в Венгрию, а татары опустошили Польскую землю, уведя в плен 21 тысячу девушек. Сообщается и об опустошениях, которые они произвели на Руси70.

Сведения польских хроник относительно походов монголов на Польшу более достоверны. Общий поход Телебуги и Ногая против Польши датирован 1287 г. Отдельно войска Ногая совершили поход в 1293 г. Походы 1280 и 1302 гг. осуществили русины с монгольскими наемниками. Данные польских источников в 21 или 31 тысячу пленных являются вымыслом хронистов. Наибольший эффект произвел поход 1287 г., когда монголы сначала вторглись в Сандомирскую землю и Мазовию, а потом в Серадзь и Краковскую землю. Галицко-волынский летописец же сознательно преуменьшил успехи монголов, поскольку был враждебно к ним настроен и старался перенести эту антипатию в свою хронику.

Активность Ногая на западе евразийских степей была куда более значительной, чем у имперского центра. В активе Батуидов по одному походу в Литву, Венгрию и Польшу. Ногай же предпринял намного большее число кампаний. Можно утверждать, что поход в 1293 г. в Польшу был обусловлен внешнеполитической активностью Ногая, который играл важную роль в определении престолонаследников русинов и болгар. Зависимость сербов от Ногая была номинальной, в то время как Болгария и Галицко-Волынское государство находились в тесной зависимости от Улуса Ногая. Особо теплыми были отношения Ногая с видинским правителем Шишманом. Относительно походов монголов в Польшу и Венгрию можно констатировать, что Галицко-волынская летопись умышленно преувеличивает неудачи Джучидов. Венгерские источники указывают на значительный вред, который причинили войска Джучидов Венгрии во время похода Телебуги и Ногая в 1285 г. Эта кампания была неудачной только из-за саботажа Ногая и Романовичей. Поход Телебуги и Ногая в 1287 г. причинил значительные разорения Польше. Монголы не смогли взять больших городов, но опустошили многие польские земли и увели в плен многих поляков. Стратегическим партнером Ногая был Михаил VIII Палеолог, который оставался его союзником до самой смерти. Андроник II Палеолог относился к союзу с Ногаем достаточно прохладно, вследствие чего наблюдается нарастание конфронтации между Улусом Ногая и Византийской империей.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Почекаев Р. Ю. Цари ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды. Изд. 2-е, испр. и доп. – СПб., 2012. – C. 53-54.
  2. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. I. Извлечения из сочинений арабских. – СПб., 1884. – C. 67-69, 101-102.
  3. Пахимер Г. История о Михаиле и Андронике Палеологах. В 13 кн. / Пер. под ред. проф. Карпова. Т. 1. Царствование Михаила Палеолога. 1255-1282. – СПб., 1862. – С. 164-165, 315-320, 399; Vasary, I. Cumans and Tatars. Oriental Military in the Pre-Ottoman Balkans, 1185-1365. – Cambridge, 2005. – P. 79; Параска П. Ф. Внешнеполитические условия образования Молдавского феодального государства. – Кишинев, 1981. – C. 39.
  4. Руссев Н. Молдавия в темные века: материалы к осмыслению культурно-исторических процессов // Stratum Plus. – 1999. – № 5. – C. 379-407.
  5. Пахимер Г. Указ. соч. – С. 210-211, 397-402; Руссев Н. Указ. соч. – C. 379-407.
  6. Римская история Никифора Григори, начинающаяся со взятия Константинополя латинянами / Пер. под ред. бакалавра П. Шалфеева. Т. 1. (1204-1341). – СПб., 1862. – С. 123-126.
  7. Пахимер Г. Указ. соч. – С. 397-402; Vasary, I. Cumans and Tatars… – P. 80.
  8. Пахимер Г. Указ. соч. – С. 407-412, 428-431; Vasary, I. Cumans and Tatars… – P. 81-83.
  9. Римская история Никифора… – С. 149-150; Камалов И. Отношения Золотой Орды с Византией // Золотоордынское наследие. Вып. 2. Материалы второй Международной научной конференции «Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды», посвященная памяти М. А. Усманова. Казань, 29-30 марта 2011 г. – Казань, 2011. – С. 35-36; Vasary, I. Cumans and Tatars… – P. 84-85, 101-102.
  10. Анналы Красинских / Пер. А. С. Досаева. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Ann_Krasin/frametext.htm.
  11. Ипатьевская летопись // Полное собрание русских летописей. – СПб., 1843. – Т. 2. – C. 34.
  12. Vasary, I. Cumans and Tatars… – P. 88-89.
  13. Гюзелев В. Очерци върху историята на Българския Североизток и Черноморието (края на XII — началото на XV век). – София, 1995. – С. 22.
  14. Андреев Й. Българските ханове и царе VII-XIV век (Историко-хронологичен справочник). – София, 1988. – С. 17.
  15. Руссев Н. Указ. соч. – C. 379-407.
  16. Vasary, I. Cumans and Tatars… – P. 103-105; History of Transylvania / Ed. B. Köpeczi, Makkai L., Mócsy A., Szasz Z. Vol. I. From the beginning to 1606. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://mek.niif.hu/03400/03407/html/1.html; Димитров Хр. Българо-унгарски отношения през средновековието. – София, 1998. – С. 192-198.
  17. Параска П. Ф. Указ. соч. – C. 44.
  18. Архиепископ Данило II. Житие благочестивого короля уроша. Электронный ресурс. — Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Serbien/XIV/Danilo_II/Vita_Urosi/text.phtm; Димитров Хр. Българо-унгарски отношения… – С. 200.
  19. Архиепископ Данило II. Житие благочестивого короля…; Vasary, I. Cumans and Tatars… – P. 102-108; Димитров Хр. Българо-унгарски отношения… – С. 200-201; Панишко С. Поïздка волинського князя Володимира Васильковиича до Ногая у 1286 р. // Кiïвська Старовина. – 2007. – № 2 (374). – С. 3-16.
  20. Архиепископ Данило II. Житие благочестивого короля…; Панишко С. Поïздка волинського князя… – С. 3-16.
  21. Ипатьевская летопись // Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 847, 852-855, 876-877.
  22. Там же. – С. 871-873, 876-878; Dubonis, A. Traidenis. Monarcho valdžios atkūrimas Lietuvoje (1268-1282). – Vilnius, 2009. – P. 115-120, 239-240; Измайлов И. Л. Войны на Западе. Польша и Литва // История татар. Т. 3. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII — середина XV в. – Казань, 2009. – С. 522-523; Краўцэвiч А. А. Стварэнне Вялiкага Княства Лiтоўскага. 2-е выданне. – Менск, 1998. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://pdf.kamunikat.org/472-1.pdf; Насєвiч В. Пачаткi Вялiкага княства Лiтоïскага. Падзеi i асобы. – Мiнск, 1993. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://vln.by/node/59.
  23. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – С. 870-871; Галицько-Волинський лiтопис. Дослiдження, текст, коментар. / За ред. М. Ф. Котляра. – Кiïв, 2002. – C. 131-132; Краўцэвiч А. Стварэнне Вялiкага Княства…; Насєвiч В. Пачаткi Вялiкага княства…; Dubonis, A. Traidenis. Monarcho valdžios… – P. 112-115; Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. – М., 1985. – C. 189-190.
  24. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. – СПб., 1843. – Т. 2. – C. 344-345.
  25. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 871-873; Галицько-волинський лiтопис… – С. 131-132; Егоров В. Л. Указ. соч. – C. 189-190; Насєвiч В. Пачаткi Вялiкага княства…; Краўцэвiч А. Стварэнне Вялiкага Княства…
  26. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 874-876; Галицько-Волинський лiтопис… – C. 132-133; Dubonis, A. Traidenis. Monarcho valdžios… – P. 239.
  27. Дубонис А. Проблема образования Литовского государства и его отношений с Галицко-Волынским княжеством в новейшей историографии Литвы // Матерiали i дослiдження з археологiï Прикарпаття i Волинi: Збiрник наукових праць. – Львiв, 2009. – С. 154-155.
  28. Там же. – С. 152-153.
  29. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 876-877; Галицько-Волинський лiтопис... – C. 133-134; Dubonis, A. Traidenis. Monarcho valdžios… – P. 115-120.
  30. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 877-878; Краўцэвiч А. Стварэнне Вялiкага Княства…; Насєвiч В. Пачаткi Вялiкага княства…
  31. Dubonis, A. Traidenis. Monarcho valdžios… – P. 240; Галицько-Волинський лiтопис… – C. 134; Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 878.
  32. Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по Шамотульской рукописи / Пер. А. С. Досаева. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Ann_pol_min/frametext2.htm; Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по рукописи Куропатницкого / Пер. А. С. Досаева. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Ann_pol_min/framecont_kuropat.htm.
  33. Гваньïнi О. Хронiка Європейськоï Сарматiï. – Кiïв, 2009. – C. 112-113.
  34. Kronika Polska Marcina Bielskigo. – Sanok, 1856. – T. 1. – Ks. I-III. – S. 328.
  35. Kronika polska Marcina Kromera biskupa Warminskiego. – Sanok, 1857. – Ks. XXX. – S. 500-501.
  36. Jana Dlugosza kanonika Krakowskiego Dziejov Polski Ksiag Dwanascie / Przeklad K. Mecherzynskiego. – Krakow, 1868. – T. 2. – Ks. V-VIII. – S. 441-442.
  37. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. – СПб., 1843. – Т. 2. – C. 346.
  38. Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по Кенигсбергской рукописи / Пер. А. С. Досаева. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Ann_pol_min/cont_koenigsberg.phtml?id=11979.
  39. Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по Шамотульской рукописи…
  40. Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по рукописи Куропатницкого…
  41. Краковские компилятивные анналы / Пер. А. С. Досаева. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Ann_Crac_compilat/frametext.htm.
  42. Анналы Трашки / Пер. А. С. Досаева. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Ann_Traski/frametext.htm.
  43. Анналы краковских мансионариев / Пер. А. С. Досаева. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Ann_Crac_mans/frametext.htm.
  44. Анналы Трашки…; Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по Кенигсбергской рукописи…; Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по Шамотульской рукописи…; Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по рукописи Куропатницкого…
  45. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 935-937.
  46. Гваньïнi О. Хронiка Європейськоï Сарматiï… – C. 117.
  47. Kronika Polska Marcina Bielskigo… – S. 347.
  48. Jana Dlugosza kanonika… – T. 2. – S. 504.
  49. Kronika Polska Marcina Bielskigo… – S. 353.
  50. Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по рукописи Куропатницкого…
  51. Jana Dlugosza kanonika… – T. 3. – S. 4-5.
  52. Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по Шамотульской рукописи…; Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по Кенигсбергской рукописи…; Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по рукописи Куропатницкого…; Анналы Трашки…; Paszkewicz, H. Polityka ruska Kazimierza Wielkiego. – Krakow, 2002. – S. 37.
  53. Jana Dlugosza kanonika… – T. 3. – S. 9-10.
  54. Scriptores Rerum Hungaricarum Veteres ac Genuni. Cura et Studio Joannis Georgii Schwandtneri. Pars Prima-Vindibonae: Typis Joannis Thomae nob. de Trattnern, Caes. Reg. Aulae Typographi et Bibliopolae, MDCCLXVI (1766). – S. 189, 471; Горский А. А. Ногай и Русь // Тюркологический сборник / 2001: Золотая Орда и ее наследие. – М., 2002. – C. 135-136; Spinei, V. Moldavia in the 11th-14th Centuries. – Bucureşti, 1986. – P. 121-122; Сэлэджан Т. Румынское общество в раннем средневековьи // История Румынии. – М., 2005. – C. 160-162; Бабенко Р. Спiльнi воєннi кампанiï Пiвденно-Захiдноï Русi та золотоординських ханiв в останнiй чвертi ХIII ст. // Воєнна iсторiя. – 2003. – № 1. – C. 77-83; Параска П. Ф. Указ. соч. – C. 46-48; Измайлов И. Л. Указ. соч. – С. 523-524; Hammer-Purgstall, J. Geschichte der Goldenen Horde in Kiptschak, das ist: der Mongolen in Russland. – Wien, 1840. – S. 264; Возний İ. Полiтичний розвиток територiï Пiвнiчноï Буковини напередоднi входження ïï до складу молдавського воєводства // Русин. – № 4 (22). – 2010 – C. 16-17; Spuler, B. Die Goldene Horde: die Mongolen in Rußland 1223-1502. – Leipzig, 1943. – S. 66-67; Chronicon pictum Vindobonense / Ad fidem codicum recensuit, observationes, disquisitionem de aetate Belae regis notarii, et animadversiones criticas adiecit M. Florianus // Historiae Hungaricae fontes domestici. Pars prima. – Lipsiae, 1883. – S. 226; Chronicon Dubnicense: Cum codicibus Sambuci Acephalo et Vaticano, cronicisque Vindobonensi picto et Budensi accurate collatum // Historiae Hungaricae fontes domestici. Pars prima. – Quinque-Ecclesiis, 1884. – S. 107; Jackson, P. The Mongols and the West, 1221-1410. – Harlow, 2005. – P. 207-208; Dume, A. Sketch of a portrait, the life of an atypical monarch: Ladislau IV the Cuman (1272-1290) // Analele Universităţii din Oradea. – Oradea, 2008. – T. XVIII. – S. 18; Dume, A. Turanicii: tătarii şi cumanii în cadrul politicii regale interne şi externe a Ungariei în timpul monarhului Ladislau al IV-lea (1272-1290) // Analele Universităţii din Oradea. – Oradea, 2007. – T. XVII. – S. 23; Веселовский Н. И. Хан из темников Золотой Орды Ногай и его время. – Петроград, 1922. – C. 30-31, 33-34.
  55. Малопольские анналы. Продолжение Малопольских анналов по Шамотульской рукописи…
  56. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 888-891.
  57. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. – СПб., 1843. – Т. 2. – C. 346.
  58. Тизенгаузен В. Г. Указ. соч. – С. 106.
  59. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 891-895.
  60. Горский А. А. Указ. соч. – C. 135-136; Грушевський М. С. İсторiя Украïни-Руси. – Кiïв, 1993. – Т. 3. – С. 101-104.
  61. Астайкин А. Летописи о монгольских вторжениях на Русь 1237-1480. Таблицы // Арабески истории: альманах. Вып. 3-4. Русский разлив. – М., 1996. – Т. 1. – C. 478.
  62. Егоров В. Л. Указ. соч. – С. 191-192.
  63. Monumenta Poloniae Historica. Pomniki dziejowe Polski wydal August Bielowski. – Lwow, 1872. – T. 2. – S. 852, 940; T. 3. – Lwow, 1878. – S. 51, 76; Анналы Краковских францисканцев / Пер. А. С. Досаева. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Ann_Crac_francisk/frametext.htm.
  64. Гваньïнi О. Хронiка Європейськоï Сарматiï… – C. 113-114.
  65. Kronika Polska Marcina Bielskigo… – S. 338-339.
  66. Monumenta Poloniae Historica… – T. 3. – S. 475-476.
  67. Kronika polska Marcina Kromera… – S. 518.
  68. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 897-927; Панишко С. Поïздка волинського князя… – С. 3-16.
  69. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Изд. 2-е / Под ред. А. А. Шахматова. – М., 1962. – Т. 2. – С. 910-911.
  70. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. – СПб., 1843. – Т. 2. – C. 547.

Ярослав Пилипчук,
кандидат исторических наук