2003 1/2

Как покушались на жизнь генерала Сандецкого (рассказывают архивные материалы)

Александр Генрихович Сандецкий... Генерал-майор... Командующий казанским военным округом... В памяти современников - одна из самых мрачных военных фигур своего времени, самодур и деспот. Не случайно он был выбран в качестве объекта террористического акта социалистами-революционерами. В данной статье мы хотели бы выяснить обстоятельства покушения на жизнь генерала А. Г. Сандецкого.

Многие годы, в силу известных идеологических установок, за периферией исследовательского процесса оставалась проблема деятельности так называемых непролетарских партий, к ряду которых необходимо отнести и партию социалистов-революционеров. Между тем, в годы первой российской революции она была чрезвычайно популярна среди крестьянского населения, да и других мелкобуржуазных слоев населения России.

Сформировавшаяся на основе народнической идеологии партия социалистов-революционеров главным средством борьбы против самодержавия считала индивидуальный террор. Вера в террор как эффективный метод решения тех или иных политических задач возникла еще до появления на российской арене партии социалистов-революционеров и даже раньше деятельности народнических организаций. В истории России уже были случаи террористических актов, вспомним один из них, а именно: каким образом пришел к власти Александр I.

11 марта 1801 г. император Павел I был убит заговорщиками. Александр знал о заговоре и даже принимал участие в его подготовке. Многие историки считают, что цесаревич не желал смерти отца. Он хотел лишь отстранить его от управления государством, чтобы пресечь деспотизм и самодурство в России1.

Когда в марте 1804 г. по приказу Наполеона был расстрелян герцог Энгиенский, последний потомок Конде французского аристократического рода, являвшегося боковой ветвью Бурбонов, российский император послал в Париж ноту протеста. Вскоре на нее был получен ответ, в котором обращалось внимание на то, что подобные действия - внутреннее дело Франции. В документе отмечалось, что три года назад, когда в России был безнаказанно убит Павел I, Франция с подобными протестами не выступала. Это был прямой намек на отцеубийство Александра...2

Попытка достичь поставленной цели путем физического устранения того или иного государственного деятеля есть террор - террор государственный.

К сожалению, эта проблема актуальна и сегодня, хотя имеет несколько другие оттенки. В данной работе мы, основываясь на архивных материалах, рассмотрим, как применялась тактика индивидуального террора эсерами в 1907 г. против самодержавия на примере попытки устройства террористического акта по отношению к командующему войсками казанского военного округа генерал-лейтенанту А. Г. Сандецкому.

Покушение на жизнь генерала А. Г. Сандецкого было подготовлено по директиве ЦК партии социалистов-революционеров (конец октября 1907 г.)3. Для нас интересно, каким образом местный комитет партии социалистов-революционеров предполагал привести в исполнение данную директиву? Архивные материалы указывают на то, что местные эсеры попытались трижды совершить террористический акт в отношении генерала Сандецкого (1907 г.).

Впервые приведение в исполнение директивы ЦК партии социалистов-революционеров берет на себя группа террористов во главе со студентом Казанского университета Александром Сергеевичем Красновым4, кличка «Кудрявый»5 (см. таблицу I). В донесении от 19 декабря 1907 г. Военному прокурору казанского военного окружного суда полковник К. И. Калинин сообщает, что А. Краснов был известен управлению «как один из видных членов социал-революционной университетской фракции», и что он стал «приблизительно в октябре месяце настоящего года во главе Казанской организации партии социалистов-революционеров»6.

Ввиду того, что партийная касса была пуста, Краснов занялся изысканием средств для осуществления намеченной акции. Он вступает в переписку с Поволжским областным комитетом партии эсеров, требуя денег на нужды Казанской организации от представителя комитета в Симбирске некоего «Федора Николаевича», у которого хранилось примерно 30 тысяч рублей. Переписка результатов не дала. Тогда Краснов с Недочетовым от имени «группы студентов-анархистов террористов» стали рассылать угрожающие письма зажиточным казанским обывателям, надеясь таким образом собрать необходимую сумму. Но и этот план не сработал, с неизбежностью встал вопрос об экспроприации7.

Объектом для экспроприации была выбрана кладбищенская контора, находившаяся на Арском поле8. 1 ноября Краснов вместе с Недочетовым, Траубергом и Сургучевым должны были произвести разведку местности для выбора удобного пути отступления9. Вероятно, во время разведывательной работы они и были арестованы10, так как саму экспроприацию было «предположено совершить не позднее 4 ноября, начиная со 2-го»11.

За первым арестом (Н. Сургучев вскоре скрылся12) последовали и другие. В тот же день был арестован и П. Крейтов, 2 ноября - К. Голосов вместе с С. Орловской; 4 ноября - остальные члены группы13. Таким образом, попытка подготовки террористического акта не увенчалась успехом.

Практически безотлагательно местная группа эсеров начинает готовить новый план террористического акта. С этой целью в начале ноября 1907 г. в Казань прибыл член Поволжского областного комитета партии социалистов-революционеров студент Казанского университета Леонид Павлович Подлесников14 (клички «Штатский», «Карп»)15. Образовалась новая группа, наметившая совершить теракт в отношении Сандецкого (см. таблицу II). Но уже в ночь на 16 ноября 1907 г. и эта группа была арестована16.

В сложившихся обстоятельствах Поволжский областной комитет эсеров направляет в Казань из Тамбова своего члена, студента Казанского университета Ивана Александровича Ловцова17 (партийная кличка «Иван», кличка наблюдения «Шустрый»)18. А. И. Ловцов прибыл в наш город примерно 5 декабря 1907 г.19 и вошел в тесный контакт со студентом того же университета, известным в организации под именем «Карп второй» (по кличке наблюдения «Найденный») Михаилом Александровичем Рыбаковым. Вместе они начинают разрабатывать новый план покушения на жизнь командующего войсками20. По-видимому, М. А. Рыбаков был единственным посредником между И. А. Ловцовым и остальными членами группы. Как следует из жандармских источников, в собраниях, проводимых эсеровской организацией, И. А. Ловцов прямого участия не принимал21.

Итак, образовалась уже третья группа, стремившаяся устранить Сандецкого (см. таблицу III). Она была намерена совершить террористический акт до суда над Красновым и Недочетовым. Эта идея принадлежала Орловскому. Он говорил, что командующего войсками следует «убрать» до суда над этими лицами, и тем самым предотвратить для них смертную казнь22. Но за неимением необходимых средств покушение на командующего войсками было отложено23.

Новый план подготовки покушения состоял из нескольких пунктов. Во-первых, с целью добычи денежных средств предполагалось совершить экспроприацию. Во-вторых, в Казань должен был прибыть беглый матрос Н. Р. Козырев (он же Бочкарев24, партийная кличка «Гаврик»25), на которого и возлагалась задача экспроприации. В-третьих, намечалось снять квартиру в доме Вронского на Ново-Комиссариатской улице напротив дворца, занимаемого командующим войсками. В-четвертых, в этой квартире предстояло поселить исполнителя теракта26.

Быть исполнителем согласился А. С. Цыгурнов, родом из крестьян Мокшанского уезда Тамбовской губернии. В середине ноября 1907 г. он находился в Москве, отбывая воинскую повинность27. Еще пребывая в Саратове, он «вращался в среде местных с. р. максималистов»28.

Предполагалось, что Цыгурнов получит фальшивый паспорт на имя Семена Никитовича Дунаева, крестьянина Новоузенского уезда, Самарской губернии, с. Куриловки, той же волости29 в конце декабря30. Дальше события должны были развиваться по означенному плану. Однако уже в ночь на 16 декабря полиция арестовала лиц, входивших в состав третьей группы31. Силы эсеров иссякли, и идея террористического акта в отношении генерала Сандецкого осталась неосуществленной.

Возникают, по крайней мере, два вопроса: почему полиция смогла трижды пресечь планы террористов и почему Казанская организация партии эсеров не отказалась от своих намерений сразу после первого провала?

Не исключено, что среди участников готовившегося покушения на жизнь генерала у полиции были свои агенты. В архиве сохранились документы, в которых полковник К. И. Калинин сообщает начальнику Самарского губернского жандармского управления агентурные сведения по наблюдению за деятельностью группы М. Рыбакова и И. Ловцова. В них упоминаются даты получения этих сведений: 7, 8, 9, 14 декабря32.

Можно предположить, что ситуация иногда все-таки выходила из-под контроля жандармерии и полиции. Ряд сведений указывает на существование среди террористов провокатора. Так, некоторые члены террористической группы, например, Я. Орловский, А. Царевский, М. Рыбаков намеревались до «исполнения приговора над командующим войсками убить провокатора Семена»33.

Поставив своей целью устранение Сандецкого, эсеры настойчиво стремились достичь ее, несмотря на аресты членов террористических групп. Мотивы в источниках просматриваются довольно четко. Как отмечается в одном из документов «местная организация партии социалистов-революционеров была очень возмущена суровыми приговорами Военного суда и санкцией смертных казней, и пыталась совершить террористический акт по отношению к Сандецкому из-за исключительно беспощадной натуры командующего войсками генерала Сандецкого»34.

Негативное отношение к Сандецкому проявилось и десять лет спустя, командующий Казанским военным округом был арестован в ходе событий марта 1917 г. революционно настроенными солдатами гарнизона. Аресту подверглось и ближайшее окружение Сандецкого - генералы Файдыш, Комаров и Язвин35. Предпринятые руководителями военного министерства меры по спасению Сандецкого оказались безрезультатными36. По имеющимся сведениям, в 1918 г. Сандецкий скончался37.

Следует подчеркнуть, что для казанских эсеров генерал Сандецкий не был единственным объектом возмездия. За усмирение чувашей в Чебоксарском уезде было совершено покушение на вице-губернатора Д. Д. Кобеко38. Это произошло 25 сентября 1906 г. на площади возле Городской думы39. Были брошены две бомбы, взорвалась одна из них. Но вице-губернатор получил только три царапины на лице40.

Как свидетельствуют архивные документы, местные социалисты-революционеры детально прорабатывали план покушения. Большинство участников готовившегося террористического акта были студентами Казанского университета. Женщин среди них было две - дочь священника С.В. Орловская и дочь чиновника В. П. Румянцева. Состав участников террористических групп во многом объясняется тем, что среди преподавателей Казанского университета было немало лиц, сочувствующих эсерам, особенно на медицинском факультете. Достаточно назвать профессора Н. А. Геркена, князя П. М. Аргунтинского-Долгорукова, доктора медицины К. X. Орлова и В. Н. Тонкова. Последний, судя по жандармским документам, обнаруживал «признаки наиболее ярого приверженца партии социалистов-революционеров»41, а К. X. Орлов некоторое время стоял во главе местной организации эсеров42.

  ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. История России в портретах. В 2-х тт.-Смоленск; Брянск, 1997.-Т. 1.-С.8-9.
  2. Там же-С.20.
  3. НА РТ, ф.199, оп.1, д.477, л.125.
  4. Там же, д.546, л.137об.
  5. Там же, д.586, л.74об.
  6. Там же, д.546, л. 137.
  7. Там же.
  8. Там же, л. 18.
  9. Там же.
  10. Там же, д.498, л.1.
  11. П.Тамже, д.568, л.29.
  12. Там же, д.546, л. 149.
  13. Там же, д.498, л.1 -1об.
  14. Там же, д.479, л. 126.
  15. Там же, д.586, л.88.
  16. Там же, д.479, л.38.
  17. Там же, д.481,л.158.
  18. Там же, д.480, л. 17.
  19. Там же, д.568, л.49 об.
  20. Там же, д.480, л.17, 39 об.; д.481, л.158-159.
  21. Там же, д.568, л.49-50.
  22. Там же, л.50 об.
  23. Там же.
  24. Там же, д.576, л.125.
  25. Там же, д.568, л.20.
  26. Там же, д.481, л. 158 об.
  27. Там же, д.498, л.50.
  28. Там же.
  29. Там же, л.58.
  30. Там же, л.50 об.
  31. Там же, д.481, л. 160.
  32. Там же, д.568, л.49-52 об, 62.
  33. Там же.
  34. Там же, л.62 об.
  35. И. Р. Тагиров. Казань орденоносная: Сборник.-Казань,1987.-С75.
  36. Н. Е. Ежов. Военная Казань в 1917 году.-Казань,1957.-С29.
  37. Татарский энциклопедический словарь.-Казань,1999.-С502.
  38. НА РТ, ф.199, оп.1, д.539, л.23.
  39. Там же, д.449, л.2.
  40. Там же.
  41. Там же, д.501, л.9 об.-10.
  42. Там же, д.574, л. 190.

 Группы, участвовавшие в подготовке плана покушения на жизнь генерала Сандецкого

(по данным КГЖУ)I

I

1. Краснов Александр Сергеевич (1888) - студент Казанского университета.

2. Недочетов Яков Васильевич (1886) - студент Казанского университета.

3. Грауберг Александр Яковлевич назвался Неждановым Александром Васильевичевым (?), сапожник, слушатель университета.

4. Крейтов Павел Васильевич назвался Василием Корниловым (?) - бывший учитель, военный дезертир.

5. Голосов Константин Иванович (1886) - студент Казанского университета.

6. Орловская Серафима Васильевна (?) - слушательница Казанских высших женских курсов.

7. Шмуккер Михаил Михайлович (1890) - вольнослушатель Казанского университета.

8. Сургучев Николай Васильевич (1886) - студент Казанского ветеринарного института.

II

1. Подлесников Леонид Павлович (1886) - студент Казанского университета.

2. Антипин Николай Александрович (?) - студент Казанского ветеринарного института.

3. Румянцев Николай Александрович (1890) - вольнослушатель Казанского университета.

4. Попов Яков Рафаилович (1882) - студент Казанского университета.

5. Бухов Аркадий Сергеевич (1888) - студент Казанского университета, освобожден 22 декабря 1907 г.

6. Володин, он же Васильев Николай Иванович (1885) - студент Казанского университета.

7. Бейлин Александр Хаимович (?) - вольнослушатель Казанского университета.

8. Мальков Владимир Алексеевич (1888) - студент Казанскогоуниверситета.

9. Ловцов Александр Александрович (1879) - студент Казанского университета.

10. Останин Владимир Васильевич (?) - ученик Казанской средней химико-технической школы.

11. Макаров Николай Филиппович (?) - мещанин, слушатель университета.

12. Старостин Никита Федорович (?) - крестьянин.

13. Старостин Семен Федорович (?).

14. Лопуховский Валентин Александрович (?) - студент Казанского университета , преступность его не подтвердилась.

Ill

1. Рыбаков Михаил Александрович (1885) - студент Казанского университета.

2. Ловцов Иван Александрович (1887) - студент Казанского университета.

3. Орловский Яков Васильевич (1883) - студент Казанского университета.

4. Пославский Евгений Николаевич (1887) - студент Казанского университета.

5. Царевский Александр Васильевич (1882) состоял студентом Московского университета, затем принят в Казанский университет.

6. Ванин Василий Васильевич (?) - студент Казанского университета.

7. Соколов Иван Александрович (?) - студент Казанского университета.

8. Чернецкий Николай Хрисафович (?) - студент Казанского университета.

9. Румянцева Вера Павловна (?) - вольнослушательница Казанского университета.

10. Коновалов Алексей Григорьевич (?) - студент Казанского университета.

11. Чалков Лев Николаевич назвался Петром Трофимовичем Александровым (?), мещанин.

12. Абаидзе Владимир Николаевич, настоящая фамилия Котлов Алексей Николаевич(?), мещанин, на военной службе.

13. Цыгурнов Анатолий Сергеевич (?) - крестьянин, новобранец.

 НА РТ, ф.199, оп.1, д.498, л. 1-2, 50; д.560, л.44; д.479, л.38; д.586, л. 121 об.

I В данный список мы не включили Н. Р. Козырева, т. к. в Казань он не прибыл, его должен был заменить А. Н.Котлов.

Алсу Хабибрахманова,
аспирантка Института истории АНТ