2012 1/2

«Профессора должны были приложить немало усилий и труда по устройству клиник» (Создание новых университетских клиник Казанского университета в конце XIX в.)

Казанский университет играл особую роль в деле медицинского обслуживания населения. Преподаватели медицинского факультета принимали в университетские клиники самых тяжелых больных, специально прибывавших на лечение в Казань, готовили врачей для огромного региона страны, включавшего ее восточные губернии.
К началу XXстолетия медицинский факультет Казанского университета стал одним из мощных медицинских центров России. Достижениям казанских медиков способствовали не только научные открытия, но и их активное участие и настойчивость в создании материальной базы. Во многом благодаря усилиям профессоров в начале XXв. при медицинском факультете Казанского университета появился целый ряд новых крупных медицинских учреждений. Особое значение для развития факультета имело создание в 1900 г. больничного комплекса, названного новыми университетскими клиниками.
Основной комплекс университетских зданий, подведомственных медицинскому факультету, сформировался еще в первой половине XIXв. К нему относилось трехэтажное здание клиники, расположенное напротив главного корпуса университета, анатомический театр. Однако к концу столетия для полноценной научной и преподавательской работы этих учреждений стало явно недостаточно. Во-первых, к этому времени медицинский факультет существенно расширился. Дешевизна жизни провинциального города привлекала сюда молодых людей из небогатых слоев населения, для которых получение профессии врача гарантировало в будущем достаток. Ежегодно на медицинском факультете Казанского университета обучалось до 400 студентов1. Во-вторых, бурное развитие науки, усиление научных специализаций требовали увеличения числа лабораторий, кафедр, создания новых клиник.
В 1880-х гг. небольшое здание клиники с трудом вмещало только шесть факультетских клиник. Детская и психиатрическая вынуждены были размещаться в городских больницах. Так, психиатрическое отделение университетской клиники находилось в Окружной психиатрической лечебнице2. Для проведения полноценных практических занятий на медицинском факультете университет заключал договора с другими лечебными учреждениями Казани. Университет оплачивал проезд студентов до больниц, удаленных от центра, обеспечивал лечебницы необходимым медицинским оборудованием и инструментами и даже проводил электричество3.
Из-за катастрофической тесноты помещений в университетской клинике были плохие условия для обслуживания больных. Это особенно ощущалось в дни амбулаторных приемов самых многолюдных по количеству посетителей клиник — хирургической и офтальмологической. Последней заведовал известный российский офтальмолог, профессор Е. В. Адамюк. К нему за медицинской помощью обращались больные со всей России4. По свидетельству работников клиники, в часы амбулаторного приема глазного и хирургического отделения «накопляется… такое огромное число лиц, как больных, так и провожатых, что невозможно их поместить в коридорах верхнего этажа, они располагаются по всей лестнице»5. Кроме того, палаты для стационарных больных располагались по обеим сторонам коридоров, очень тесно друг к другу. В связи с этим в больнице всегда была опасность передачи заразных болезней, и часто случались заражения рожей6.
Здание старой клиники имело и ряд технических недостатков. «Подъемная машина» для перемещения тяжелых и слабовидящих больных на верхние этажи имела неудобное механическое устройство и поэтому почти не использовалась. Служащие клиники также нередко жаловались на «дурные свойства» воздуха в помещениях из-за плохой вентиляции7.
По заключению профессоров медицинского факультета, университетская клиника не выдерживала никакой критики «ни с точки зрения современной гигиены, ни по отношению современных научных требований для клинического преподавания»8. В связи с этим в 1888 г. было принято решение направить в Министерство народного просвещения ходатайство о выделении денежных средств на постройку новых клинических зданий. Университет запрашивал всего 800 тысяч рублей. В следующем году ходатайство было удовлетворено.
Вскоре была создана специальная строительная комиссия. В нее вошли директора клиник: профессор офтальмологии Е. В. Адамюк, профессор хирургической факультетской клиники Л. Л. Левшин, профессор гигиены М. Я. Капустин, профессор кожных и венерических болезней А. Г. Ге, профессор детских болезней Н. А. Толмачев, профессор акушерства и женских болезней Н. Н. Феноменов, профессор факультетской терапевтической клиники С. В. Левашов, а также попечитель Казанского учебного округа П. Н. Масленников, ректор университета К. В. Ворошилов, все члены правления университета, управляющий Казенной палатой, управляющий Контрольной палатой, ревизор палаты и гражданский инженер Л. К. Хрщонович9.
На специальном заседании медицинского факультета было принято решение строить комплекс для восьми клиник. В основу его проекта легли объяснительные записки, составленные директорами клиник.
Казанские ученые неоднократно проходили стажировки в ведущих российских клиниках и лечебных учреждениях европейских университетов. В связи с этим планы будущих зданий они составляли, ориентируясь на последние достижения в области больничного строительства. Новым принципом сооружения больниц и госпиталей стало строительство не единого здания для всех отделений, а нескольких отдельных корпусов. То была «павильонная» система, она позволяла максимально изолировать «заразных» больных и избежать устройства палат с большим количеством пациентов. Впервые в России такие больницы появились в Санкт-Петербурге и Москве еще в 1870-х гг. Строились они в тесном сотрудничестве архитекторов с ведущими учеными-медиками.
Ученые посчитали целесообразным строить отдельный павильон для каждой клиники. При этом планировалось возводить здания таким образом, чтобы павильоны были соединены между собой коридорами. Также в проекте была запланирована постройка целого ряда вспомогательных и административно-хозяйственных учреждений. Среди них значились дезинфекционная камера, часовня с залом для вскрытия трупов, помещение для приемного покоя, квартиры для смотрителя, священника и низшего персонала клиник, кухни с кладовыми и погребами, бани, а также церковь.

Глазная и гинекологическая клиники. Казань, конец XIX — начало XX вв.

При проектировании клинических отделений большое внимание уделялось планировке и функциональности помещений зданий. К примеру, по проекту профессора Н. Н. Феноменова здание акушерско-гинекологической клиники состояло из трех изолированных друг от друга корпусов: учебно-административного, акушерского и гинекологического. Изоляция гинекологического отделения от акушерского необходима была для соблюдения всех требований асептики. Кроме того, такая организация помещения обеспечивала больным полный покой, что было важно для пациенток, перенесших операцию.
Здание акушерско-гинекологической клиники предполагалось строить разноэтажным. Учебно-административный корпус должен был состоять из двух этажей. На первом этаже по плану размещались комнаты для приходящих больных, учебные аудитории, кабинеты профессора и его ассистентов. На втором этаже были запланированы квартиры служебного персонала (ординаторов, повивальной бабки, фельдшера). Клинические отделения должны были разместиться в одноэтажных корпусах для большего удобства ухода за больными. В гинекологическом отделении также предусматривались два отдельных зала для проведения операций и специальные помещения для заразных больных. Именно «такой порядок ведения дела принят во всех русских и европейских клиниках»10, — заключал в своем проекте профессор Н. Н. Феноменов.
Важным вопросом организации строительства новых клиник стало определение их будущего местонахождения. На факультетском заседании 16 июня 1889 г. профессора медицинского факультета остановили свой выбор на Арском полеI, так как эта территория города имела удобное расположение, и на ней были еще незастроенные участки11. Правление университета возражений не имело и, в свою очередь, обратилось в Казанскую городскую думу с просьбой о выделении университету части Арского поля. Дума дала согласие выделить участок бесплатно взамен на часть территории возле «старой» клиники. Таким образом, будущий комплекс решено было возводить на территории, отграниченной улицами Большой Лядской (ныне ул. Горького), Ново-Горшечной (ныне ул. Бутлерова), Односторонкой Арского поля (ныне ул. Толстого).
Вскоре устроителям клиник стало известно, что император Александр III высочайше утвердил «мнение» Государственного Совета о выделении в течение шести лет Министерству народного просвещения кредита в размере полутора миллиона рублей, необходимого для расширения учебных учреждений шести российских университетов12. Тем самым, создание «новых» клиник Казанского университета стало частью масштабного государственного проекта, направленного на преобразование университетских учебно-вспомогательных учреждений. В рамках этого проекта также началось строительство клинического комплекса Харьковского университета, а также был создан клинический городок Московского университета на Новодевичьем поле13.

Клиника кожных болезней. Казань, конец XIX — начало XX вв.

С одной стороны, включение строительства новых клиник в Казани в преобразовательную программу гарантировало ее осуществление. С другой стороны, повлекло за собой существенное сокращение финансирования. В 1890 г. попечитель Казанского учебного округа докладывал правлению университета: «Господин министр народного просвещения уведомил меня, что, ввиду ограниченности размера высочайше разрешаемого кредита на учебно-вспомогательные учреждения шести университетов, министерство не сможет принять проектируемое Казанским университетом устройство новых клиник, требующее кредита свыше 800 тысяч рублей посему и руководствуясь выработанными Харьковским университетом предположениями, согласно коим стоимость новых клиник в 350 тысяч рублей»14.
Таким образом, прошение Казанского университета о выделении кредита для строительства клиник Государственным Советом было удовлетворено лишь частично. Устроители клиник вынуждены были коренным образом пересмотреть первоначальные планы. 13 октября 1890 г. было созвано экстренное заседание собрания медицинского факультета для обсуждения новых смет. В первую очередь разработчикам пришлось отказаться от размещения каждой клиники в отдельном одноэтажном павильоне. Для уменьшения расходов на коммунальные услуги решено было возводить двухэтажные здания. Затем было принято решение строить не восемь, а только пять клиник: хирургическую, психиатрическую, детскую, акушерско-гинекологическую, глазную, так как именно они требовали «особенных приспособлений для правильного ведения преподавания и занятий»15. Остальные отделения должны были остаться в старой клинике. В связи с этим директор терапевтической клиники, профессор С. В. Левашов отмечал: «Ввиду крайней ограниченности суммы, отпущенной Казанскому университету на возведение новых клиник, для осуществления устройства заново, по крайней мере, операционных клиник, в сколько-нибудь сносных размерах — пришлось согласиться на оставление терапевтической клиники, до поры до времени, в старом здании»16.

Современный вид Храма в честь Св. Варсонофия Казанского чудотворца. Казань, март 2012 г.

В 1896 г. планы строительства вновь подверглись кардинальным изменениям, на этот раз — положительным. Незадолго до своей смерти в 1891 г. крупный предприниматель и благотворительный деятель И. И. Алафузов — владелец обширного кожевенного и льнопрядильного производства, основатель «Товарищества Казанского кожевенного завода на паях», оставил завещание и распоряжение жене Лидии Андреевне и брату Николаю Ивановичу на завещанные им средства построить в Адмиралтейской слободе Казани больницу для чернорабочих на 50 мест и церковь при ней. На строительство И. И. Алафузов выделил более 200 тысяч рублей и установил жесткие сроки постройки — пять лет после оглашения завещания17. Поначалу наследники И. И. Алафузова обратились с предложением принять имеющийся капитал и организовать постройку больницы к Казанскому городскому общественному управлению. Но вскоре выяснилось, что управление не могло выполнить всех условий И. И. Алафузова, после чего Л. А. Алафузова и Н. И. Алафузов стали изыскивать другие возможности для выполнения завещания.
В 1896 г. в «Казанских губернских ведомостях» появилось сообщение университетской строительной комиссии о возведении новых зданий. На это и обратили внимание Алафузовы. Они изъявили желание передать капитал в распоряжение Министерства народного просвещения, согласившись на изменение некоторых условий завещания. Казанский университет принял дар Алафузовых. На эти средства решено было построить здание для клиники кожных и венерических болезней и церковь во имя Св. Варсонофия.
Строительные работы по возведению больничного комплекса начались в 1897 г. В составлении конечного проекта клиник приняли участие известный московский архитектор К. М. Быковский — автор проекта больничного городка Московского университета на Новодевичьем поле, губернский архитектор Л. К. Хрщонович, гражданский инженер И. Н. Колмаков, а также директора клиник.
В 1899 г. строительная комиссия передала сооруженные корпуса, кроме незаконченной еще церкви, в ведение правления университета. Вскоре началось перемещение клиник в новые здания18. Строительство полностью завершилось в 1900 г., когда были построены и открыты здания хирургической клиники, клиники кожных и венерических болезней, детской клиники, акушерско-гинекологической и глазной клиник.
Открытие нового больничного комплекса состоялось в 1900 г. На торжественном собрании присутствовали попечитель Казанского учебного округа М. М. Алексеенко, профессора университета, студенты, ординаторы и другие служители клиник.
В 1901 г. был открыт храм Св. Варсонофия, также входивший в медицинский городок. Большая часть его икон была написана преподавателем Казанской художественной школы Г. А. Медведевым.
Постройка новых клиник полностью не избавила медицинский факультет Казанского университета от проблемы катастрофической нехватки помещений. По-прежнему не была создана психиатрическая клиника, в плохом состоянии оставался анатомический театр. Однако казанские медики все же получили большие возможности для научных исследований и организации качественного преподавания. Так, в университете, наконец, началось полноценное преподавание детских болезней, а в 1912 г. впервые в России в детской клинике Казанского университета под руководством профессора В. К. Меньшикова было открыто специальное отделение для грудных детей.
Созданный из красного кирпича в готическом стиле новый медицинский городок напоминал европейские высшие учебные заведения. Он отличался подчеркнутой функциональностью зданий и удобством. Новые клиники хорошо вписывались в окружавшие их строения. С их возникновением студенты медицинского факультета большую часть времени стали проводить уже в этой части города. Комплекс зданий медицинского факультета был тесно связан с основным университетским городком. В анатомическом театре оставалась кафедра нормальной анатомии, функционировала «старая» клиника, в университетском дворе размещалась физиологическая лаборатория. Обширная территория Казани от Воскресенского вала и до Арского поля составляла единое пространство Казанского университета.
 
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Корбут М. К. Казанский государственный университет имени В. И. Ульянова-Ленина за 125 лет. 1804/05-1929/30: в 2 т. – Казань, 1930. – Т. 2. – С. 167.
2. НА РТ, ф. 977, оп. Медицинский факультет, д. 1834, л. 2.
3. Там же, оп. Совет, д. 12204, л. 7 об.
4. Корбут М. К. Указ. соч. – С. 54.
5. НА РТ, ф. 977, оп. Медицинский факультет, д. 1834, л. 1 а.
6. Там же, д. 1834, л. 3-5.
7. Там же.
8. Там же, л. 1.
9. Годичный акт в Императорском Казанском университете 5 ноября 1900 г. – Казань, 1900. – С. 133.
10. НА РТ, ф. 977, оп. Медицинский факультет, д. 1834, л. 20-24 а.
11. Там же, д. 1834, л. 55.
12. Там же, л. 45 об.
13. История Московского университета. – М., 1955. – Т. I. – С. 309.
14. НА РТ, ф. 977, оп. Медицинский факультет, д. 1834, л. 45 об.
15. Там же, л. 55-60.
16. Биографический словарь профессоров и преподавателей императорского Казанского университета (1804-1904): в 2 ч. – Казань, 1904. – Ч. 2. – С. 243.
17. НА РТ, ф. 977, оп. Правление, д. 7684, л. 197-197 об.
18. Годичный акт в Императорском... – С. 133.
 
№ 1. Мотивы ходатайства строительной комиссии Императорского Казанского университета Министерству народного просвещения о выделении кредита на постройку новых клиник
1889 г.II
г. Казань.
Факультетские клиники Императорского Казанского университета помещаются в здании больше полувека тому назад построенном, которое в настоящее время не выдерживает никакой критики, ни с точки зрения современной гигиены, ни по отношению современных научных требований для клинического преподавания различных отраслей медицины. Оно не выдерживает критики именно на нижеследующих основаниях:
1). Здание это слишком тесно, ибо первоначально оно назначалось лишь для трех клиник, а нынче в нем помещаются шесть отдельных клиник.
2). Это здание было предназначено для помещения 75 больных, а ныне штатных коек, утвержденных Министерством [народного просвещения], должно быть 85, да еще 5 студенческих, вследствие неимения отдельной студентскойIII больницы.
3). Число штатных коек 90 для шести клиник слишком мало для того, чтобы студенты, посещающие клиники университета, могли удовлетворить условиям для зачета полугодий по клиникам, соответственно новому уставу, в особенности в трудном положении по поводу этого предмета находятся факультетские хирургические клиники, а также и новые клиники, полагающиеся по уставу 1884 года. Хирургическая клиника имеет всего 15 штатных мест — такое ничтожное число коек для стационарных больных в высшей степени стесняет клиническое преподавание хирургии.
4). Детскую и психиатрическую клиники, столь необходимые для правильной постановки преподавания на медицинском факультете, нет никакой возможности поместить в здании настоящих клиник. Мотивы о необходимости устройства отдельной психиатрической клиники изложены в прилагаемом при сем представлении профессора [В.] Бехтерева.
5). Сифилитическую клинику университет вынужден был поместить в подвальном этаже.
6). Многоэтажное здание представляет еще не малую опасность в пожарном отношении и это тем более, что большая часть трудных больных, не могущих вставать, лежат в самом верхнем этаже.
7). Хирургическая и глазная клиники находятся в самом верхнем этаже, что в особенности крайне неудобно для приходящих больных, так как многие из них, едва зрячие или страдающие болезнями на нижних конечностях, должны взбираться в самый верхний этаж. Имеющаяся около главной лестницы подъемная машина не удовлетворяет цели, главным образом потому, что она на гидравлической системе, и только такого устройства, что для ее движения нужно отрывать от работы двух служителей, которых мало в клиниках и все очень заняты.
8). Весьма невыгодно отражается на деятельности клиники отсутствие отдельных помещений для амбулатории.
9). От тесноты и неудобства помещений всего более страдают глазная и хирургическая факультетские клиники. В дни приема амбулаторных больных накопляется в особенности, когда совпадают приемы в обоих клиниках, такое огромное число лиц, как больных, так и их провожатых, что невозможно их поместить в коридор верхнего этажа и они располагаются по всей лестнице. Многие из них приходят далеко не в чистом платье и обуви, что конечно, еще более портит и без того скверный воздух клиник.
10). В трех этажах больничные палаты расположены по обе стороны коридоров, что в настоящее время, безусловно, не допускается при постройке больничных заведений. При таком распределении нет возможности иметь при каждой клинике достаточно изолированного помещения для заразных больных, а это в свою очередь доставляет не малый ущерб для преподавания, лишая директоров клиник возможности принимать некоторых поучительных пациентов с заразными болезнями.
11). Лестница, помещаясь в середине всех трех этажей главного фасада клинического здания, делает совершенно невозможным отделять один этаж от другого, что в особенности невыгодно отражается на хирургической и глазной клиниках; бывают случаи заноса рожи с среднего этажа в верхний.
12). Воздух в клинике ныне, как и прежде отличается своими дурными свойствами, в особенности в верхних этажах и какие дорогие ремонты не делались, а исправить воздух в клинике до сих пор не удавалось.
13). Центральная, через все три главных этажа проходящая лестница, в крайней степени затрудняет или, вернее сказать, делает совершенно невозможным устройство хорошей искусственной вентиляции, ибо для верхнего этажа всегда будет угрожать опасность, что воздух из двух нижних этажей потянется вверх.
14). Переместить главную лестницу с средины на самый край здания для, в известной степени, изолированности всех трех этажей один от другого представ[ляе]т весьма крупный расход денег, едва ли оправдываемый для такого негодного для современных задач клиники здания, как клиника. Это здание много уже поглотило денег для своего ремонта и, в конце концов, должно быть оставлено, а клиники рано или поздно должны быть переведены в другие здания.
15). Здание клиники при сравнительно небольшой затрате денег может быть приспособлено как весьма удобное помещение для фундаментальной библиотеки, которая, благодаря тесноте своего помещения, не отвечает своему назначению, или же оно может служить для других учебно-вспомогательных учреждений университета.
Высказавши мотивы своего ходатайства о крайней необходимости для Казанского университета новых зданий для факультетских клиник комиссия решила представить в [медицинский] факультет нижеследующий проект, определяющий в общих чертах тип построек для клиник:
1. Комиссия признает необходимым строить не одно здание, общее для всех клиник, а систему павильонов для каждой клиники в отдельности.
2. Комиссия проектирует, чтобы павильоны строились на следующее число коек, как минимум, а именно: для хирургической, терапевтической, акушерской и психиатрической на 30, для глазной на 25, для сифилитической и детских болезней на 20, и нервных болезней на 15 коек для каждой клиники.
3. Кроме павильонов для отдельных клиник, необходимы еще следующие общие административные здания: а) для церкви, б) часовни с залом для вскрытия там умерших в клинике, в) приемный покой и помещение для дежурного ординатора и студентов с ванною, г) конторы с квартирами смотрителя, священника и низшего персонала ([…]IV и служителей), д) кухни с кладовыми и погребом, е) общей для всех клиник дезинфекционной камеры, ж) прачечной и сушильни, з) цейхгаузаV, бани и сараев.
4. Комиссия считает нужным так строить здания, чтобы каждое клиническое отделение было совершенно изолировано от других, но чтобы павильоны, принадлежащие одной клинике, [в случае надобности]VI были соединены между собой коридорами. При этом комиссия полагает, чтобы а) отопление и вентиляция клиники были раздельны одно от другойVII и б) относительно вентиляции и способа отвода нечистот, комиссия сочла нужным обождать и высказать свое мнение лишь после составления подробного плана каждой из клиник и получения некоторых сведений, касающихся этого предмета.
5. Комиссия полагает необходимым в силу учебных, хозяйственных, административных соображений начать постройку всех клинических отделений одновременно с тем, чтобы окончить постройку их в течение 4 лет. Таким образом, считая, как минимум 200 штатных кроватей для всех клинических отделений, и рассчтывая стоимость каждой кровати не более 2 000 руб[лей], является необходимым ежегодный отпуск из сумм Государственного казначейства по 100 000 руб[лей] в течение 4-х лет.
6. Комиссия имеет основание надеяться, что Городское общественное управление найдет возможным уступить необходимое для постройки клиники место безвозмездно.
Профессор [Л.] Левшин, Е. Адамюк, С. Левашов, Д. Сколозубов, Н. Феноменов, А. Ге, В. Бехтерев, М. Капустин (подписи).
НА РТ, ф. 977, оп. Медицинский факультет, д. 1834, л. 1-1 а об., 4-6 об.
 
№ 2. Из письма правления Императорского Казанского университета медицинскому факультету
22 июня 1890 г.
г. Казань.
№ 1130
 
В медицинский факультет.
Г[осподин] попечитель Казанского учебного округа предложением от 20 сего июня за № 3198 сообщил правлению университета о нижеследующем: «Государственный Совет, рассмотрев представление господина министра народного просвещения на устроение и расширение учебно-вспомогательных установлений шести университетов, управляемых на основании устава 1884 года, мнение изложив: 1) На улучшение и расширение учебно-вспомогательных установлений шести университетов […] ассигновать один миллион пятьсот тысяч руб[лей] с разделением отпуска этой суммы, начиная с 1890 г. на шесть лет, по 250 000 руб[лей] в год […].
Государь император настоящее мнение Государственного Совета в 7 день июня сего года высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить.
Сообщая о таком высочайшем повелении, в предложении от 14 июня [1890 г.] за № 9887 господин министр народного просвещения уведомил меня, что, ввиду ограниченности размера высочайше разрешенного кредита на учебно-вспомогательные учреждения шести университетов министерство не сможет принять проектируемое Казанским университетом устройство новых клиник, требующее кредита свыше 800 000 руб[лей]. Посему и руководствуясь выработанными Харьковским университетом предположениями, согласно коим стоимость новых клиник определена в 350 т[ысяч] руб[лей], Его сиятельство [господин министр] просит меня предложить начальству университета озаботиться скорейшим составлением и представлением не позже 1 октября сего года новой сметы на устройство клиник, не превышающей, однако, кредита в 350 т[ысяч] руб[лей].
Уведомляя о вышеизложенном, правление университета имеет честь просить медицинский факультет представить в возможно непродолжительном времени свои соображения по вопросу о постройке клиник на сумму не свыше 350 т[ысяч] руб[лей].
Ректор университета К. Ворошилов (подпись).
Секретарь П. Муровцев (подпись).
Резолюция: «Запис[ано] в прот[околе] 25 июня 1890 г.».
НА РТ, ф. 977, оп. Медицинский факультет, д. 1834, л. 45-46.
 
№ 3. Из протокола заседания правления Императорского Казанского университета по хозяйственному столу
18 июня 1896 г.
№ 654
Слушали:
Переданное г[осподином] ректором университета предложение г[осподина] управляющего Казанским учебным округом от 14 сего июня за № 4443 следующего содержания: «Наследники статского советника, казанского 1-й гильдии купца Ивана Ивановича Алафузова Л. А. и Н. И. Алафузовы обратились в Министерство [народного просвещения] с заявлением, в коем выразили желание […] обратить завещанный покойным капитал в 200 т[ысяч] рублей на устройство при Казанском университете клиники на 25 кроватей, особой клинической церкви и на обеспечение причта сей церкви, с присвоением клинике имени завещателя. Признав возможным принять этот дар на устройство клиники […], господин министр народного просвещения [И. Д. Делянов] просит сделать немедленно распоряжение о напечатании в подлежащих ведомостях (Сенатских, Петербургских, Московских и местных губернских) об изменении воли завещателя в предполагаемом наследниками его смысле и о последующем, с приложением ведомостей, уведомить Министерство [народного просвещения]. С тем вместе Его сиятельство [господин министр] просит предложить строительной комиссии обсудить вопрос о том, какая именно клиника, из числа ли проектированных ныне к постройке или совершенно новая, могла бы быть отстроена […] на жертвуемые деньги и, по составлении плана и смет, сообщить Министерству [народного просвещения]. […]». В приложенном прошении вдовы умершего статского советника Лидии Андреевны Алафузовой и потомственного почетного гражданина Николая Ивановича Алафузова, поданном ими 24 мая сего года г[осподину] министру народного просвещения, изложено следующее: «Умерший 26 августа 1891 г. статский советник и казанский 1-й гильдии купец Иван Иванович Алафузов в духовном завещании своем, утвержденном к исполнению С[анкт]-Петербургским окружным судом 15 октября 1891 года, между прочим, сделал такое распоряжение: (п. 6) Кроме сего брату моему Николаю Ивановичу и жене моей Лидии Андреевне поручаю на принадлежащем мне в городе Казани, пятой части, в Адмиралтейской слободе, пустопорожнем месте, между домом моим и озером, выстроить больницу для чернорабочих на 50 человек и церковь, по сооружению сходную с вышеупомянутою церковью при приюте великой княгини Александры Иосифовны, на что ассигную двести тысяч рублей, из коих 160000 руб[лей] должны быть употреблены на постройку и обстановку больницы и церкви, 40000 руб[лей] на обеспечение причта при церкви. В п. 21 духовного завещания определяется, что воля завещателя должна быть исполнена в пятилетний срок со дня смерти завещателя. Так как на содержание больницы по выстройке таковойзавещателем никаких сумм не назначено, то мы, как исполнители воли завещателя, обратились к городскому общественному управлению г. Казани с предложением, не признает ли город возможным принять в свое распоряжение завещанный капитал и устроить на указанном в завещании месте церковь и больницу на 50 человек с тем, что дальнейшее содержание больницы должно лежать на городском общественном управлении. Хотя это наше предложение несомненно облегчало г. Казани обязательноедля него дело призрения больных, но при рассмотрении дела этого в Казанской городской думе предложение наше было отвергнуто и со стороны городского общественного управления нам были предъявлены, как условие принятия завещанного капитала, такие видоизменения в исполнении воли завещателя, которые мы не считали себя вправе принять […]. Его высокопревосходительству господину министру внутренних дел благоугодно было вследствие поступившего к нему прошения казанского городского головы по настоящему делу предложить Казанскому городскому общественному управлению вновь войти в рассмотрение вопроса о передаче в распоряжение городского общественного управления капитала, завещанного на устройство больницы. При вторичном рассмотрении этого дела Казанскою городскою думою ею проектированы и сообщены наследникам такие видоизменения в условиях устройства больницы, которые еще более не согласны с волей жертвователя и не могут быть нами допущены. При таком положении дела, и желая содействовать осуществлению воли завещателя в форме наиболее соответствующей истинному смыслу завещания, мы не могли не обратить внимания на предположенные к сооружению клиники при Казанском университете и просим Его превосходительство Василия Константиновича фон Анрена помочь в установлении условий, на которых завещанный умершим статским советником Иваном Ивановичем Алафузовым капитал 200 000 руб[лей] на устройство в г. Казани больницы и церкви при оной мог бы быть передан в распоряжение Казанского университета на устройство при университете клиники имени жертвователя, хотя бы и на меньшее число противу указания [в] завещании кроватей ввиду того, что при быстром обмене больных в клинике в конечном результате помощь будет оказана не меньшему количеству лиц, а имя завещателя будет сохраняться в памяти подрастающего поколения, к которому завещатель всегда относился с особым сочувствием. Его превосходительство Василий Константинович фон Анрен передал нам в подлиннике письмо на его имя господина директора Департамента народного просвещения от 8 марта 1896 года № 6124, в котором изложены условия для передачи нами в распоряжение Министерства народного просвещения завещанного капитала […]. Согласно вышесказанному сообщению, мы, как исполнители воли завещателя И. И. Алафузова, изъявляем готовность передать в распоряжение Министерства народного просвещения завещанный капитал в 200 000 рублей на устройство больницы и церкви в гор. Казани на следующих условиях: на означенные 200 000 рублей устраивается при клиниках Казанского университета особая клиника имени статского советника И. И. Алафузова на 25 кроватей и при этой клинике, или при одной из других, смежной с этою, клиник — церковь, на обеспечение причта коей выделяется из объявленных 200 000 неприкосновенным капиталом 40 000 руб[лей], за сим, если бы какая-либо сумма из 200 000 руб[лей] осталась неизрасходованной, то таковая причисляется к специальным средствам Казанского университета и проценты с нее обращаются на содержание больных упомянутой клиники. Если бы для устройства клиники указанное в Адмиралтейской слободе в количестве 2 000-3 000 квадратных сажень место могло быть занято клиникою, то мы обязуемся немедленно отвести это место; если же, по общему плану построек, клиника должна быть устроена в другом месте, то наследники должны быть освобождены от отвода места под больницу. Самое сооружение клиники должно последовать не позже 3-х лет со дня воспоследования высочайшего соизволения на изменение завещательных распоряжений в вышеуказанном смысле. Выражая свое согласие и желание за невозможностью осуществления буквально воли завещателя передать завещанный капитал 200 000 р[ублей] в распоряжение Министерства народного просвещения на выраженных нами выше сего условиях, согласованных с предначертанием Вашего сиятельства, мы позволяем себе утверждать Ваше сиятельство нашей почтительнейшей просьбой об исходотайствовании высочайшего повеления об изменении 6 пункта завещания И. И. Алафузова в соответствии с заявляемыми нами условиями передачи капитала в распоряжение Министерства народного просвещения». […]
По выслушании изложенного правление университета постановило: 1. […] 2. Упомянутое выше предложение г[осподина] попечителя округа передать в строительную комиссию по возведению зданий клиник, для обсуждения вопроса о том, какая именно клиника из числа ли проектированных ныне к постройке или совершенно новая могла бы быть отстроена по прилагаемому расчету на жертвуемые деньги, и затем, по составлении плана и смет, представить требующиеся данные к г[осподину] управляющему округом, для сообщения министерству.
Ректор университета К. Ворошилов (подпись).
Члены правления Д. Беляев, А. Ге, И. Канонников, [неразборчиво], И. Злобин (подписи). […]
НА РТ, ф. 977, оп. Правление, д. 7684, л. 197-203.
 
Фото из личного архива автора.
Публикацию подготовила
Людмила Бушуева,
кандидат исторических наук


I. Территория на северо-восточной окраине Казани.
II. Датировано по содержанию документа (здесь и далее подстрочные примечания автора вступительной статьи).
III. Так в документе.
IV. Слово неразборчиво.
V. Кладовая для аммуниции.
VI. Зачеркнуто.
VII. Здесь и далее выделение чертой соответствует выделению в документе.